Деловое утро НТВ
ТВ-Эфир
Деловое утро НТВ
    Сергей Лавров: на Западе начинают понимать, чего стоит украинская власть.

войны и вооруженные конфликты, дипломатия, интервью, Лавров, МИД РФ, НТВ, Сирия, Украина, эксклюзив.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВСергей Лавров: на Западе начинают понимать, чего стоит украинская власть

    Сергей Лавров: на Западе начинают понимать, чего стоит украинская власть

    Сергей Лавров: на Западе начинают понимать, чего стоит украинская власть

    Сергей Лавров: на Западе начинают понимать, чего стоит украинская власть

    Сергей Лавров: на Западе начинают понимать, чего стоит украинская власть

      Ведущая «Итогов недели» Ирада Зейналова побеседовала с главой МИД России Сергеем Лавровым. Мы публикуем полную видеоверсию беседы.

      «Итоги недели» выйдут в эфир сегодня в 19:00 по московскому времени.

      О вербовке наших дипломатов и их безопасности

      Даже в лучшие времена не прекращались, в том числе и в Соединенных Штатах, и в европейских странах подходы к нашим дипломатам с предложениями завербовать их и идти на отношения сотрудничества. Делается это очень часто бесцеремонно, в присутствии членов семьи. К этому надо относиться как, конечно, к неприемлемым методам… Вот в прошлом году еще, при обамовской администрации, было несколько таких подходов.

      Каждый раз мы обращаем на это внимание. Они взамен жалуются, что их дипломатов здесь обижают. Это отдельная тема, как здесь американские дипломаты работают. У них здесь гораздо более комфортный режим для деятельности, нежели тот режим, который они создали в последние пару лет вокруг нашего посольства и наших консульских учреждений в Соединенных Штатах…

      Безопасность у нас сейчас становится приоритетом номер один. После трагедии в Анкаре мы доложили по поручению президента дополнительные предложения о том, как повысить защищенность наших загранучреждений, наших дипломатов, других сотрудников посольств и генеральных консульств. Предложения были одобрены. Они сейчас претворяются в жизнь…

      Об Украине и обострении ситуации в Донбассе

      Несмотря на объявленную несколько дней назад договоренность о прекращении огня, об отводе тяжелых вооружений в те места, где они и должны находиться в соответствии с Минскими договоренностями, ежедневно поступают сообщения абсолютно об обратном. О том, что украинская сторона, Вооруженные силы Украины наращивают свои подразделения, наращивают тяжелое вооружение непосредственно около линии соприкосновения, в населенных пунктах, в грубое нарушение всего того, о чем договаривались и под чем подписался Пётр Алексеевич Порошенко и его представители… Отвечают, что это на случай, если ополчение начнет провокации, как это не раз, дескать, уже бывало. Но все понимают и все знают, что вот это нынешнее критическое состояние спровоцировано однозначно теми, кто находится по западную сторону по линии соприкосновения.

      Я специально говорю «по западную сторону», а не «вооруженными силами Украины», потому что там есть еще и так называемые добровольческие батальоны «Азов», «Донбасс», которые ни в грош не ставят командование Вооруженных сил Украины, которые считают, что они будут делать то, что им заблагорассудится, а заблагорассудиться может очень многое. В частности, они решили перекрыть железнодорожное сообщение, которое худо-бедно функционировало все-таки, обеспечивало какую-никакую экономическую, транспортную связь между Донбассом и остальной Украиной. Прекратили поставки угля, потому что те же самые молодчики не хотят пропускать эшелоны с углем. Сейчас объявили, что будут уголь закупать в Соединенных Штатах Америки. Ну, что еще тут можно сказать? Так же, как раньше собирались закупать его в Южно-Африканской республике, лишь бы только не брать на Донбассе. Потом, правда, экономическое чутье возобладало: это в 2–3 раза дороже. Но сейчас, видите, опять хотят за океаном искать счастья.

      Трудно мне объяснить как-то дополнительно то, что происходит, по сравнению с тем, что сказал президент Путин на пресс-конференции в Будапеште: хотят и деньги выклянчить опять, ссылаясь на то, как их обижают, с той же ссылкой, хотят и привлечь к себе внимание, чтобы о них не забыли, ну и хотят загладить вину перед нынешней администрацией (США — ред.), учитывая то, как они публично, открыто работали против Трампа в ходе предвыборной кампании…

      Это, кстати, то, к чему всегда апеллировал Пётр Порошенко, отказываясь ускорять политические реформы, вот, мол, давайте сначала обеспечим полную безопасность. Как только выяснилось, что безопасность можно обеспечить, если соблюдать то, о чем договорились, он понял, что от него будут требовать политических реформ, закон об амнистии, закон об особом статусе Донбасса, закрепление этого статуса в Конституции и проведение выборов. Все это по согласованию с Донецком и Луганском. Как только он это понял, он, видимо, сообразил, что его дни будут сочтены политические, если такие предложения он внесет в Верховную раду.

      Ну и вот, наверное, тут ему и пришло в голову, что неплохо бы закрыть глаза на то, что будут делать добровольческие батальоны, а может быть, даже и подсказать им, что нужно начать постреливать, взвалить, как всегда, все на ополченцев и на Россию, и надеяться на то, что Запад опять начнет взывать к российскому руководству. Так что единственный плюс, который я вижу в этой ситуации, но он достается очень тяжелой кровью и многомесячными, если не сказать многолетними, экспериментами, — это то, что на Западе все-таки начинают понимать, чего стоит украинская власть и чего стоят ее уверения в том, что она хочет выполнять Минские договоренности.

      При всем при том не видим альтернативы этим документам, Минскому комплексу мер. И наши западные коллеги это подтверждают, и европейцы, и, надеюсь, американцы. Говорю «надеюсь», потому что пока еще американская команда, которая будет заниматься Украиной, не сформирована. Но в ближайшее время у меня наверняка состоится контакт с новым государственным секретарем, и мы эти и другие крупные вопросы международной повестки дня, как и вопросы наших двусторонних отношений, конечно же, обсудим…

      Я сейчас не помню точную цифру, но точно не меньше одной трети областей Украины уже официально обратились в Киев с предложением, требованием перейти на договорные отношения между областями и центральным правительством. И такие тенденции есть и в Одесской области, и в Закарпатской области. Так что это не только восток и юг, это еще и запад… И когда мы были в Будапеште в составе делегации президента Путина, наши венгерские коллеги выражали серьезную озабоченность положением венгерского меньшинства в Закарпатье. Говорили о том, что это меньшинство выживает, по сути дела, исключительно благодаря гуманитарной помощи со стороны Венгрии…

      О Сирии

      Мы находимся в ситуации, которая… ну, не буду предсказывать прорыв, но которая гораздо более благоприятна для того, чтобы все-таки начать заниматься практическим урегулированием кризиса. Мы были близки к началу такой работы где-то в сентябре прошлого года. Но американцы уже согласованную с нами договоренность не смогли выполнить, лишний раз подтвердив недоговороспособность администрации Обамы по множеству вопросов, по которым с ними договаривались, а потом они ничего сделать не могли… Было понятно, что по линии ООН, в том числе во многом из-за того, что Обама не хотел ссориться с некоторыми странами региона, прогресс был нулевым…

      Мы поняли, что нужно какие-то предпринимать действия, называйте это шоковой терапией, если хотите, и использовали возможность российско-турецких отношений, зная, что Турция влияла и продолжает влиять на очень значительную часть полевых командиров, договорились по линии наших министерств обороны о прекращении огня. Было подписано соглашение 29 декабря. Перед этим состоялась трехсторонняя встреча Россия — Турция — Иран на уровне министров иностранных дел и министров обороны в Москве, на которой было согласовано, что мы хотим добиться вот этого прекращения огня, считаем, что эта договоренность должна быть открыта для всех оппозиционных вооруженных группировок. И заявили, что Россия, Турция, Иран будут готовы выступить гарантами таких договоренностей.

      И после подписания этих соглашений о прекращении боевых действий прошла первая встреча в Астане, на которую впервые приехали и представители правительства (Сирии — ред.), и представители вооруженных группировок. То есть те, кто до сих пор лицом к лицу сталкивался только в боях с оружием в руках, они теперь лицом к лицу за столом переговоров вместе появились. И хотя это было только церемониальным появлением, но это очень символично, потому что категорически этого до сих пор не принимали многие радикалы из числа такой экстремистской оппозиции.

      Но предстоят новые усилия. На днях закончилась вторая встреча в Астане, она проходила без сирийских сторон, только Россия, Турция, Иран, где досогласовывались детали механизма мониторинга за выполнением соглашений о прекращении огня. Такие детали в целом согласованы, они скоро уже обретут силу, будут применяться на практике.

      И параллельно мы работаем над подготовкой очередного контакта между правительством и вооруженными оппозиционерами. Причем продолжаем мобилизовывать дополнительные вооруженные отряды на то, чтобы они подсоединились к этому процессу… Иорданцы помогли, и уже те вооруженные группы, которые входят в состав так называемого Южного фронта и на которые Иордания имеет влияние, поскольку они прямо через границу с Сирией работают, уже начинают присоединяться к этому процессу…

      Мы не пытаемся подменять все-таки ооновские усилия, хотя весь этот наш инициативный ход во многом был продиктован тем, что нельзя было дальше терпеть бездействие. Но мы не подменяем ооновские усилия, мы понимаем, что участников переговоров как из числах сирийских сторон, так и из числа внешних игроков должно быть больше, чем те инициаторы, которые работают в Астане.

      И параллельно с астанинским процессом, который мы хотим сохранить в качестве такого драйвера, мы готовимся к переговорам под эгидой ООН, когда они будут созваны. Пока подтверждается дата 20 февраля.

      О Трампе и ИГИЛ

      Американцы все-таки славятся прагматизмом, и я убежден, что Дональд Трамп абсолютно искренен, когда подтверждает каждый раз свою решимость победить ИГИЛ (запрещена в РФ — ред.). Мы готовы с ним сотрудничать, и как только обстоятельства позволят, я убежден, что взаимодействие между военными, координация между военными начнет опять формироваться.

      Об отношениях с США

      Мы ведь с уважением относимся к позициям любой страны. И готовы, всегда готовы любые подходы, даже те, которые абсолютно противоречат нашим, садиться и обсуждать. И я убежден, что наш диалог с администрацией Трампа, который уже начат, он будет продолжаться, будет более интенсивным, как только сформируются все звенья администрации, которые занимаются внешнеполитическими делами…

      Что касается контактов между президентами, то они разговаривали 28 января по телефону, был подробный хороший разговор, где были обозначены главные направления нынешней повестки дня. О том, что нужно и по Ирану рассматривать ситуацию, если есть вопросы, и по Северной Корее, и в целом проблематику распространения оружия массового уничтожения. Никто же не говорит, что если мы с вами расходимся, то мы об этом и говорить не будем. Совсем нет. Как раз дипломатия о том, чтобы искать точки соприкосновения даже в тех вопросах, по которым, как кажется на первый взгляд, трудно договориться.

      И президенты согласились с тем, что им желательно поскорее встретиться. Поручено нам искать место и время, которое будет обоюдно приемлемым, обоюдно комфортным… (Государственный секретарь) Рекс Тиллерсон собирается, как и я, на мероприятия, которые в этом месяце пройдут в Германии. Там будет встреча министров иностранных дел «двадцатки» (G20 — ред.) в Бонне, и Мюнхенская конференция по безопасности ежегодная, которые пройдут встык… Будет неплохая возможность поговорить на полях одного из этих форумов.

      Комментарии

      НТВ в социальных сетях