• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

«Добровольное» видеообращение Юлии Скрипаль поставили под сомнение

«Добровольное» видеообращение Юлии Скрипаль поставили под сомнение

Российские дипломаты и эксперты изучают первое после выхода из комы появление Юлии Скрипаль перед телекамерой. Про девушку ничего не было известно без малого два месяца. Да, и то, что нынешнее обращение сделано добровольно, а не под давлением, уверенности не вызывает.

3623
2
Поделитесь этой новостью

Двоюродная сестра Юлии Скрипаль Виктория признается: это обращение воодушевило их семью.
Еще бы: Юля жива, ни в чем не обвиняет Россию и явно дает понять, что хочет домой.

Юлия Скрипаль: «В дальнейшем я надеюсь вернуться домой, в мою страну».

Но при этом родные уверены: заявление не было личной инициативой Юлии, как это пытается представить Лондон. Об этом же в интервью НТВ говорил и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента РФ: «До сих пор не соблюдена британской стороной Венская конвенция, и до сих пор Россия не получила консульского доступа к Юлии Скрипаль. Более того, мы не можем быть до конца уверены, в каком состоянии она находится, оказывается ли на нее какое-то давление, где она находится. И делала ли она какие-то заявления, и делала ли она эти заявления по своей воле».

Опасения подтверждает и полиграфолог, который изучил видеозапись по просьбе НТВ.

Олег Барышев, доктор психологии, полиграфолог: «Одно из направлений специальной психологии, один из методов специальной психологии, нейролингвистическое программирование, как раз-таки оно разработано было в Англии и Америке в 70-х годах. Говорит о том, что сообщаемая информация Юлией, то, о чем она говорит, она этому не конгруэнтна, то есть эта информация не соответствует ее внутреннему состоянию».

В российском посольстве в Лондоне раскритиковали качество и оригинальность произнесенного Скрипаль текста и в шутку заметили, что британская контрразведка должна, «ожидать от своих переводчиков результатов получше — за 32 тысячи фунтов стерлингов в год они должны уметь писать заявления, которые звучат более по-русски».