• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Интересы сошлись: почему ход ливийскому делу Саркози дали лишь годы спустя

    Интересы сошлись: почему ход ливийскому делу Саркози дали лишь годы спустя

    Все последние годы во Франции все прекрасно знали о существовании ливийских денег в предвыборной кампании Николя Саркози. Впервые заговорили об этом в 2011 году, уголовное дело завели в 2013-м. Об этом говорили и сам Муаммар Каддафи, пока был жив, и его окружение. Но только сейчас Николя Саркози был вызван на унизительный допрос.

    3311
    0
    Поделитесь этой новостью

    Саркози оставили на свободе, но под судебным контролем. Ему запрещено общаться с остальными фигурантами дела и посещать некоторые страны, включая Ливию. О своей правде Саркози говорил в прямом эфире новостей телеканала TF1.

    Николя Саркози, президент Франции (2007–2012): «Сын Каддафи — зловещий Саид Каддафи — заявил 16 марта 2011 года: „Саркози должен вернуть деньги, которые мы ему дали“. И он говорит: „У нас есть фотографии, записи, переводы, номера банковских счетов“. Это было 16 марта 2011 года, а в марте 2018 года нет ни одного документа, ни одной картинки, ни одной учетной записи или иного доказательства, подтверждающего это. Существует только ненависть, грязь, посредственность, злоба и клевета».

    Сын Каддафи собирается участвовать в выборах президента Ливии, а его семья продолжает настаивать и на факте первого транша в 5 млн евро, переданного Саркози на предвыборную кампанию, и на том, что экс-президент сознательно начал военную операцию в Ливии, чтобы, уничтожив Каддафи, уничтожить правду о финансовой помощи.

    Ахмед Каддаф ад-Дам, двоюродный брат Муаммара Каддафи: «Судьба была благосклонна, чтобы бывший французский лидер Николя Саркози был заключен под стражу в годовщину атаки на Ливию. Это послание свыше. Хорошо, что после стольких лет французские судьи начали принимать меры».

    Как отмечает европейский обозреватель НТВ Вадим Глускер, едва ли французские судебные следователи связывали дату допроса с началом ливийской операции. Но вопрос-то остается: почему именно сейчас, спустя столько лет? Политический вес Саркози уже не тот, а президенту Макрону необходим громкий процесс в рамках его программы о морализации политической жизни в стране.

    Ролан Дюма, министр иностранных дел Франции (1988–1993): «Нельзя забыть, что во время своего президентства Саркози был очень жестко настроен по отношению к судьям. И теперь это ему отдается сторицей. Я не хочу говорить про месть, но к нему у судебной системы особое отношение. И пусть министр юстиции не имеет прямого воздействия на судей, но на прокуроров он точно имеет. А именно они решают, преследовать или нет. Это такая гибридная система».

    Бывший министр иностранных дел Франции Ролан Дюма знает о чем говорит. В 2001 году его осудили на 6 месяцев условно за то, что он якобы получил от нефтяной компании Elf 64 млн франков (10 млн евро) в обмен на лоббирование ее интересов на государственном уровне в Африке, Азии и Восточной Европе. Спустя два года Дюма был полностью оправдан. Многие тогда расценили процесс над ним как месть президента Ширака ближайшему окружению его заклятого врага Франсуа Миттерана. Но и до Миттерана коррупционные скандалы сотрясали Францию.

    Знаменитый финансово-политический скандал 40-летей давности: алмазы диктатора-людоеда Бокассы. Дарил он их многим, потому что на этом строил свою внешнюю политику. Дарил он и Генри Киссинджеру, и Валери Жискар д’Эстену. И весь бомонд Франции знал, что д’Эстен получал эти самые алмазы в подарок. Но информация об этом появилась лишь за год до новых президентских выборов. Д’Эстена обвинили в том, что он не только брал алмазы, но и не задекларировал. Долгие месяцы расследования, никакой доказанной вины, но осадок остался, и д’Эстен никогда не был переизбран президентом Франции.

    Не стал президентом Франции и Доминик Стросс-Кан — самый сильный кандидат на выборах 2012 года. И ведь все всегда знали о его сексуальных влечениях и страстях, но ход делу, как и провокацию в нью-йоркском отеле Sofitel, организовали, когда Стросс-Кан стал опасен для Саркози в качестве противника на выборах, а для администрации США — в качестве слишком независимого директора Международного валютного фонда. Интересы, что называется, сошлись.

    Точно так же поступили и с Сильвио Берлускони. Связанных с ним скандалов была тьма, но реальный срок и невозможность занимать государственные посты появились только тогда, когда его влияние перешло все границы.

    Подробности — в видеоматериале.