• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Семье умершего от COVID-19 доктора отказали в компенсации

    Семье умершего от COVID-19 доктора отказали в компенсации
    • Семье умершего от COVID-19 доктора отказали в компенсации

    В Белгороде семье погибшего от COVID-19 терапевта отказали в выплате компенсации. Сейчас родственники добиваются независимого расследования и хотят доказать, что врач заразилась коронавирусом на рабочем месте, принимая пациентов. Руководство поликлиники уверяет, что пациентов с COVID-19 доктор не принимала, следовательно, нет и оснований для выплаты денег.

    Поделитесь этой новостью

    Дочь белгородского терапевта Людмилы Машинец настаивает на независимом расследовании по факту смерти матери, считая, что опасным вирусом она заразилась на работе, где должным образом не обеспечивали медиков средствами индивидуальной защиты. Согласно медицинскому заключению, заведующая терапевтическим отделением поликлиники №7 умерла от COVID-19. Людмиле Машинец было 66 лет.

    Анастасия Короленко, дочь врача-терапевта Людмилы Машинец: «Она очень любила свою профессию и отдавалась ей полностью. Можно сказать, она погибла на своем боевом посту, принося пользу людям, спасая людей».

    Родственники рассказывают, как в разгар пандемии Людмила Аркадьевна принимала пациентов с признаками вирусной инфекции и делилась с близкими, что консультировала и коронавирусных больных, один из которых умер.

    Согласно указу президента, в случае смерти медработника, который был инфицирован COVID-19 при исполнении служебных обязанностей, его семье гарантирована страховая выплата на сумму более 2,5 миллиона рублей. Однако супругу Людмилы Машинец в компенсации отказали.

    Специальная комиссия сделала вывод, что врач заразилась коронавирусом не на работе. Проверку проводила и военная прокуратура. Установлено, что пациентов с симптомами ОРВИ доктор Машинец принимала, но данных о том, что у них выявили COVID-19, нет. Адвокат пострадавшей семьи, проведя свое расследование, подозревает, что часть документов в поликлинике умышленно скрыли.

    Алексей Атаманенко, адвокат: «Есть свидетели, факты, журналы приема больных, а также медперсонал поликлиники, в которой она работала. Они практически единогласно это подтверждают. Но ввиду наличия давления со стороны руководства не каждый хочет об этом говорить».

    Людмила Машинец была врачом высшей категории, более 40 лет отдала медицине, ее коллеги говорят, что она терапевтом от бога.

    Владимир Букатов, заведующий хирургическим отделением поликлиники №7: «Не понимаю, когда говорят: как она могла здесь заразиться, если она принимала потенциально зараженных коронавирусом больных? Трагедия для всех нас. Она человек прекрасный, специалист великолепный».

    По свидетельствам родных и коллег, две недели Людмила Мащинец лечилась самостоятельно и не прекращала работать. Заведующая терапевтическим отделением была госпитализирована в городскую больницу №2. Через 3 недели она умерла в реанимации.

    В поликлинике, где работала Людмила Машинец, об опасном диагнозе знали, но не посчитали нужным немедленного начать расследование, чтобы выяснить, что стало причиной заражения их специалиста.

    Комиссию по расследованию смертельного случая организовали лишь спустя несколько недель, только после обращения супруга Людмилы Машинец. Заключение комиссии родственники не могут получить уже полгода.

    Олег Мащинец, муж врача Людмилы Машинец: «Завалили этими отписками. Мы его не видели. Что сделано? Как сделано? По факту мы знаем, что было, со слов свидетелей, со слов супруги, как это все происходило».

    Наболевшие вопросы муж и дочь умершего врача решили задать руководству поликлиники лично и в присутствии журналистов.

    Анастасия Короленко: «Просто хочется услышать правду и посмотреть в глаза».

    Заведующая попыталась запретить съемку, пригрозив полицией. Не было ни слов соболезнования семье Людмилы Машинец, ни попытки разобраться в случившемся.

    Анастасия Короленко: «Пациентов с COVID-19 принимала? Принимала! Вы об этом знаете».

    Ирина Слепухова, заведующая поликлиникой: «Подтверждений нет! Нет этих пациентов».

    Анастасия Короленко: «Теперь нет!»

    Ирина Слепухова: «Что значит „теперь“?»

    Анастасия Короленко: «Потому что они были!»

    Ирина Слепухова: «Журналы в наличии».

    Как уверяет заведующая поликлиникой, она не знала о том, что терапевт Машинец ходила на работу больная. Дочь умершей считает, что это неправда, и попыталась выяснить, почему она отговорила ее маму делать КТ легких.

    Ирина Слепухова: «Чтобы пойти на КТ, необходимы основания. Я спросила, зная, что она доктор высшей категории, что? Она говорит: я просто боюсь».

    Обращения с просьбой объективно разобраться в ситуации пострадавшая семья направила в Администрацию президента, прокуратуру, Минздрав, Госдуму и попросила откликнуться пациентов Людмилы Машинец, переболевших коронавирусом.

    В суде родственники умершей хотят доказать, что решение комиссии по расследованию страхового случая необоснованно, а руководство поликлиники скрывает многочисленные нарушения, из-за которых и погибла доктор.