ЧП
ТВ-Эфир
ЧП
  • Москва
    Москва
    Барнаул
    Белгород
    Благовещенск
    Владивосток
    Владикавказ
    Екатеринбург
    Иркутск
    Калининград
    Кемерово
    Комсомольск-на-Амуре
    Красноярск
    Магадан
    Находка
    Нижний Новгород
    Новосибирск
    Норильск
    Омск
    Оренбург
    Петропавловск-Камчатский
    Ростов-на-Дону
    Санкт-Петербург
    Томск
    Тюмень
    Улан-Удэ
    Уссурийск
    Уфа
    Хабаровск
    Ханты-Мансийск
    Челябинск
    Южно-Сахалинск
    Якутск
  • 18.08, 13:55
    Рогозин: коррупция в оборонке — потворство врагам страны. Эксклюзив НТВ.

авиация, армия и флот РФ, интервью, НТВ, оружие, Рогозин, эксклюзив.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВРогозин: коррупция в оборонке — потворство врагам страны. Эксклюзив НТВ

    Рогозин: коррупция в оборонке — потворство врагам страны. Эксклюзив НТВ

    Рогозин: коррупция в оборонке — потворство врагам страны. Эксклюзив НТВ

    Рогозин: коррупция в оборонке — потворство врагам страны. Эксклюзив НТВ

    Рогозин: коррупция в оборонке — потворство врагам страны. Эксклюзив НТВ

      НТВ.Ru публикует полную видеоверсию программы «Поздняков». На этот раз интервью телеканалу НТВ дал вице-премьер Дмитрий Рогозин.

      Об исполнении гособоронзаказа

      Объем гособоронзаказа (в этом году) увеличился почти в 1,5 раза, поэтому количество контрактов увеличивается, но дисциплина тоже улучшается. Мы планируем, что в этом году мы выйдем примерно на 96% исполнения гособоронзаказа. У нас большое количество мероприятий связано с импортозамещением, идут недопоставки того оборудования и комплектующих, которые раньше были заказаны у партнеров за рубежом. Соответственно, разворачивается производство этих комплектующих на территории России, поэтому приходится кое-что уточнять. Но это не существенно.

      Об импортозамещении и ахиллесовых пятах

      Я считаю, что это просто аксиома такая должна быть: все, что связано с производством продукции военного назначения, все должно быть абсолютно независимо от конъюнктуры международной политики. Все должно быть сосредоточено, или почти все, на территории России.

      Конечно, есть вещи и позиции, которые очень тяжело импортозаместить в полной мере. Две ахиллесовых пяты, которые у нас есть, — это микроэлектроника и станкостроение. Ну, оно вообще отсутствовало, не существовало в стране в целом. По сути дела, это невозможно произвести за раз. Это миллиард долларов стоит просто сам по себе чистый цех для того, чтобы производить такого рода аппаратуру. Тем не менее, сейчас мы резко увеличили пропорцию того, что мы делаем собственными руками, мы сократили сам по себе типаж космических аппаратов, нашли универсальные решения, где конструкторы могут пользоваться наработками друг друга, созданы дизайн-бюро на территории нашей страны. А уже производство этих самих элементов — оно или на территории России, или на территории Белоруссии, которая наш союзник в этом вопросе, либо на территории тех стран, которые не присоединились к санкциям.

      То же самое касается станкостроения, оно было полностью завалено в 90-е годы в нашей стране и никак не развивалось. Поэтому сейчас ускоренными темпами идет создание высокоточных станков, которые мы используем в оборонно-промышленном комплексе, в гражданских секторах, авиастроении, в космосе… Но все равно все сразу это тоже не заместить. За 2 года — это просто несерьезная постановка задач. Поэтому где-то мы что-то продолжаем завозить у других партнеров, которые не примкнули вот к этой волне санкций. Но все равно ставка на импортозамещение. Основные, наиболее сложные позиции мы решим в 18-м году.

      Об украинских смежниках, которые подводят

      У нас есть два проекта кораблей Военно-морского флота, где используются в качестве силовых машин газотурбинные агрегаты (ГТА). Они раньше всегда, в рамках советской кооперации, производились на территории Украины. В частности, на николаевском заводе «Зоря-машпроект». Мы деньги отправили туда, заплатили им еще до вот этого майдана — ни денег, ни ГТА!

      Мы развернули производство этих агрегатов на своей территории, но не только копируя то, что делала Украина, а двигаясь дальше вперед. То есть это гораздо более модернизированные мощные образцы.

      Это будет в 18-м году. Поэтому у нас концентрация усилена на тех принципиальных моментах, которые сдерживали создание целых крупных образцов вооружения военной техники, а мелочевку мы и позже сделаем.

      О перекосах на «Восточном»

      Есть, конечно, перекосы, переборы, как, например, с космодромом «Восточный». Когда, с одной стороны, мы имеем факт налицо: за 3 года в тайге, в местах абсолютной удаленности от трудовых ресурсов, от техники, построен уникальный, новейший космодром. Но есть факты нецелевого использования, по поводу которых говорится много справедливого. Но создается впечатление, что там украли все. Нет, там не все украли, скажем мягко. 20 уголовных дел, которые открыты по фактам правонарушений преступлений в финансовой сфере по ходу работы на космодроме «Восточный», — все они имеют отношение к периоду 12–13-го годов. После наведения порядка, когда президент поручил правительству осуществлять непосредственный контроль за космодромом, такого рода фактов больше нет. И еще раз говорю: космодром построен. Поэтому здесь надо иметь в виду, что есть такая некая волна, которая присутствует в общественном мнении, и есть реальная картина.

      Об ужесточении наказаний за воровство в ВПК

      Почему столько эмоций, когда воруют, скажем, из гособоронзаказа или когда торгуют оружием, передавая его бандитам или террористам? По одной простой причине. Это не просто факт махинаций или хищения, когда деньги уходят из бюджета. Это еще, по сути дела, потворство врагам страны. То есть либо это потворство террористам, если речь идет, скажем, о передаче им оружия. Если говорить о фактах коррупции в оборонном секторе, то это, по сути дела, ущерб обороноспособности страны. Оборонный щит страны стал намного тоньше. И, конечно, за это (надо) наказывать не просто как за экономическое преступление. Расстреливать, не расстреливать — здесь не надо никаких совсем уж экзотических мер. Но то, что наказание должно быть процентов на 30, на 50 жестче, чем по обычной статье — я в этом абсолютно убежден.

      Об ответственности оборонщиков

      Почему у оборонщиков получается больше, чем у тех, кто занимается гражданской промышленностью? Потому что мы не такие расслабленные, как они. Наши летчики воюют в Сирии, наши спецназовцы воюют на Северном Кавказе с террористической угрозой, и мы несем полную ответственность за то, чтобы эти ребята вернулись домой живыми-здоровыми, чтобы то оружие, которым они пользуются, их спасло и не спасло тех, кто в них пытается стрелять, кто пытается стрелять в наш народ. Поэтому оборонщики — это особая кость.

      О «Мистралях» и большой политике

      Все, что связано с военно-техническим сотрудничеством — это все предмет очень большой политики. Возьмем хотя бы «Мистрали». Франция оказалась в условиях, когда она была вынуждена препятствовать выдаче экспортной лицензии на передачу нам уже двух готовых кораблей. Это что, суверенное решение Франции? Думаю, нет. Я думаю, что это прямое следствие того, что Франция несколько лет тому назад вернулась в военную организацию НАТО. И вот их союзнические обязательства так называемые. То есть американцы выкручивали им руки и выкрутили в итоге. Мы даже знаем, как это было сделано, как это было обставлено, какими экономическими жесткими условиями.

      О турках и гражданской позиции

      С Турцией у нас были только отношения в сегменте гражданского стрелкового оружия. Они поставляли в экономическом классе гладкоствольные ружья, которые пользовались определенной популярностью в наших магазинах. Оружейники сами, без всяких команд, окриков сверху, просто в силу собственной гражданской позиции приняли решение отказаться от этого оружия, вернули его все турецким производителям, сняли с прилавков, а освободившееся место на экспозиции вооружения отдали бесплатно российским производителям. Это, что называется, позиция мужчин. А так у нас в военной сфере с турками не было ничего.

      О военном потенциале и шиле в кармане

      Математика в геополитике — не самое лучшее подспорье. Не все считается экономическим потенциалом. Есть масса других факторов, включая даже субъективные факторы: авторитет руководства страны, волевые качества руководства страны и так далее.

      Совокупный потенциал экономический стран-членов Европейского союза плюс Америка с Канадой, итого получается большая НАТО, конечно, в несколько раз больше, чем наш экономический потенциал. Но с точки зрения того, чтобы обезопасить себя от военного конфликта с Западом, необходим не только экономический потенциал. А необходима метаморфоза денег в выбранные политическим и военным руководством страны средства сдерживания, которые позволят этой угрозы избегать. Сдерживать угрозу можно ведь не только путем создания стратегического паритета, что делал Советский Союз и в итоге разорился. Можно ведь это делать и на ином уровне, минимально достаточном. На уровне оборонительной достаточности. То есть иметь какое-то шило, которое точно совершенно, будучи вонзенным в разные места, не понравится потенциальному агрессору. И это будет его сдерживать на дальних подступах от самой мысли иметь дело в военном отношении с Российской Федерацией. Поэтому мы выбираем такие средства сдерживания, которые сильно могут не понравиться потенциальному агрессору, несмотря на то, что мы прекрасно объективно оцениваем, что наш экономический потенциал ниже.

      Потом надо сказать, что наше оружие просто стоит дешевле. Скажем, сколько стоит американский самолет 5-го поколения и наш самолет 5-го поколения? Они несравнимы по цене. У нас зарплаты несравнимые. У нас сырье несравнимое. И многое-многое другое. Поэтому вот все эти вот долларовые исчисления либерально-экономические — они хромают тогда, когда мы говорим о стратегиях и тактиках, и способах сдерживания потенциального агрессора.

      О точности оружия

      Ход проведения антитеррористической операции в Сирии показывает, что Российская Федерация уже своей авиацией, своим высокоточным ракетным оружием перешла в совершенно другую лигу. И мы видим, как сегодня наши вооруженные силы могут наносить удары по боевым объектам врага, не нанося ущерб гражданскому населению. То есть мы за счет высокоточного оружия крайне минимизировали всякие сопутствующие жертвы. В отличие, скажем, от американцев, у которых, казалось бы, столько высокоточного оружия! Уж гораздо больше возможностей. Создано оно у них намного раньше. Тем не менее, то в одном населенном пункте Афганистана ударят по больничке, то в другом месте свадьбу разбомбят. Вот вам, пожалуйста, и реальные возможности!

      О кибероружии

      Воспринимать его надо по-разному. От социальных сетей, которые являются инструментом для организации массового недовольства, расчёта того, с кем можно работать. По лайкам, которые ставят люди в «Фейсбуке», можно понять его политические пристрастия, а потом к нему найти подход, начать с ним целенаправленно работать, производить адресные рассылки, приглашения на разного рода политические мероприятия. А потом доводить дело и до «арабских весен» и других весен.

      А второй момент — это, конечно, попытка использовать открытый доступ, для того чтобы входить в интернет-сети другой страны и в момент «Ч» производить хаос в этих сетях, путать политическое и военное руководство.

      Есть ещё один способ, это так называемые закладки. Любое новое оружие — оно обычно умное оружие, внутри себя имеет некий кибермозг. Так вот, если страна сама не производит, как в нашем случае, значительную часть микроэлектроники, то в поставках чужой микроэлектроники могут быть закладки, которые будут активированы в определённый момент. Ну, скажем, станок, в который заложено некое программное обеспечение по производству определённой очень важной детали, может теоретически в режиме реального времени сбрасывать информацию о той задаче, которая ему поручена. Сбрасывать туда, куда мы не хотели бы, чтобы это сбрасывалось. Поэтому мы препятствуем, и делаем это эффективно, любому промышленному шпионажу и препятствуем тому, чтобы к нам попадали, особенно в изготовлении военных приборов, всевозможного рода такие интересные штучки. Мы знаем, как это делать, и себя уже обезопасили.

      Об отечественной авиации

      Огромная страна с таким количеством часовых поясов просто обязана иметь собственный авиапром. Когда у нас сегодня 80 процентов всех самолётов дальнемагистральных — это иностранные самолёты, это большая ошибка. Когда у нас сегодня идёт вытеснение нашей авиационной техники на средних магистралях, на ближних магистралях — это огромная ошибка.

      Поэтому мы с определённой регулярностью проводим всевозможные встречи с авиапромом, с конструкторами, с технологами. Выделяем необходимые деньги на перспективные работы. И в итоге что мы имеем? В итоге мы имеем сегодня то, что в развитии нашей боевой авиации мы сделали огромный шаг в последнее время. Взять хотя бы самолёты фирмы Сухого, это и Су-30СМ, Су-35С, перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации. Новый МИГ сейчас уже у нас на подходе, то есть 35-й. Полностью перенесено производство Ил-76 из Ташкента в Ульяновск. Создан новый модернизированный самолёт на 80 процентов обновлённый — Ил-476. Идут работы по модернизации стратегической авиации. Я дальше могу рассказать много-много-много, не говоря уже про SuperJet.

      Буквально на днях доложили президенту о начале лётных испытаний новейшего нашего авиационного двигателя. Я вот сам поехал в Жуковский как раз, где поднимали в первый полёт на Ил-76. У него четыре двигателя, один был снят. Был поставлен ПД-14, вот этот пермский новый двигатель с 14-тонной тягой. И первый взлёт — это очень трогательное, очень мощное эмоциональное событие для всех авиационщиков. Потому что мы этого не делали 29 лет. Это принципиально новый двигатель с использованием композитных материалов. Новое инженерное решение. По топливной эффективности он на 30 процентов превосходит ПС-90, на котором сейчас летает вся наша тяжёлая авиация.

      Самолет в Иркутске, на Иркутском авиационном заводе, МС-21, полетит в июне-июле следующего года. Уже собран полностью фюзеляж. Самолет уникальный и по центроплану, у него композитное легкое крыло. Уникальное само по себе производство, то есть культура производства. Приезжают и западные эксперты, цокают языком, они такого раньше у нас никогда не видели. Этот самолет мы поставим на крыло в следующем году, и планируем, что уже с 2017 года мы начнем уже запускать его в серию. С 2018 года он пойдет уже с нашим двигателем, а не с канадским.

      О своей активности в соцсетях

      Это мое презрение к этим уродам моральным, которые уничтожили Украину, захватили ее. Это моя ненависть к русофобам, к врагам. Ну, лучше всего с ними разговаривать, реагируя остро, с юмором. Поэтому это моя такая маленькая война психологическая, которую я тоже веду.

      Ну и потом все-таки я заканчивал факультет журналистики Московского университета. И там учили разбираться в людях и докапываться до истины. И поэтому все остальные мои образования — они ни в коем случае не затерли журналистские пятна в моей юности. Поэтому реагирую как человек, как публицист на человеческую глупость, на измену, на предательство, на самодурство.

      Комментарии

      НТВ в социальных сетях