• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Русский бунт против Запада: как Путин строит новую глобальность

    Русский бунт против Запада: как Путин строит новую глобальность
    • Русский бунт против Запада: как Путин строит новую глобальность

    Мир никогда не будет прежним, не нужно даже надеяться. Никогда еще одновременно на человечество не сваливалось столько глобальных кризисов — энергетика, экология, нехватка продовольствия, а самое страшное — глобальный кризис доверия. В этой точке нужно очень быстро понять, что делать. И именно это в результате стало главной темой Петербургского международного экономического форума. Важнее, чем подписанные там контракты на полтриллиона, стал большой глобальный разговор — кто, куда, с кем и ради чего.

    Поделитесь этой новостью

    Президент Владимир Путин выбрал платформу форума для того, чтобы объявить: невозможно игнорировать ход истории, невозможно остановить то, что уже началось. Складываются большие центры силы, можно называть это многополярным миром или бесполярным, но одного центра принятия решений уже не будет. Именно поэтому его созвоны с ЮАР, Китаем, его встречи на полях форума с лидерами Армении, Казахстана, Республики Сербской считываются как разговор со всеми континентами о новом мировом порядке вещей. The New York Times пишет об этом как о большой головной боли Америки: «Мы теряем лидерство, Запад не способен повлиять на тех, кто его не слушает, это начало большого обвала системы». Всемирный банк объявляет цифру — триллион долларов — это потери мировой экономики. Дальше — бедные страны будут терять больше, чем богатые. Но богатым отсидеться тоже не удастся. Только причина не украинский кризис, а кризис доверия и кризис управления планетой.

    Владимир Путин, президент России: «В последнее время все чаще слышу про так называемую путинскую инфляцию на Западе. Я всегда, когда вижу, все время думаю, на кого рассчитана эта глупость? Таких, кто читать и писать не умеет? <...> Напечатали деньги в огромных количествах, а дальше что? Куда потекли все эти средства? Очевидно, в том числе на закупку товаров и услуг за пределами западных стран — вот куда потекли эти деньги напечатанные. Они буквально стали пылесосить, выгребать глобальные рынки, а об интересах других государств, в том числе беднейших, естественно, никто не думал и думать-то не хотел. Им оставляли только, как у нас в народе говорят, ошметки, да еще и по астрономическим ценам».

    Мы не покупаем друзей, но четко понимаем, что нужно помочь зерном и Африке, и Ближнему Востоку, чтобы предотвратить еще один кризис, новую гигантскую волну беженцев от голода. Это и есть ответственное поведение. Мы не претендуем на роль одного из центров многополярного мира, но мы фиксируем объективную реальность. Путин впервые формулирует то, как Россия будет двигаться вперед в условиях санкций: мы вернули себе свой суверенитет и больше никогда не позволим совершить заступ за его красную черту, мы не будем закрываться изнутри.

    Андрей Белоусов, первый вице-премьер России: «Изоляционизм — это ровно то, что от нас добиваются американцы. Считают, что если санкции не срабатывают, то поставим Россию в такие условия, что она сама свернет свои экспортные операции и уйдет с рынков, на которые с таким трудом заходила. И я считаю, это абсолютно неправильный подход. Наша политика должна быть диаметрально противоположной, нам нужно сейчас поддерживать экспорт, нам нужно продвигать наши экспортные товары на новые рынки. Такие возможности у нас есть, это рынки и Африки, и Азии, и Латинской Америки».

    Это как раз то, что хотел услышать бизнес, — никакой мобилизационной модели, только рынок. Посыл внутренний — мы будем снижать административное давление. Льготная ипотека — семь процентов до конца года, впервые — промышленная ипотека под пять процентов для тех, кто покупает новые площадки для производства, отказ от большинства проверок всех, чей бизнес не связан с рисками для жизни, пересмотр оснований для заключения бизнесменов под стражу. Путин обещает прорывную либерализацию отношений между властью и бизнесом внутри страны. Он прекрасно понимает, что именно сейчас экономика может пройти проверку на прочность только при условии доверия между деньгами и властью. Это достаточно резкий контраст с тем, как заставляют транснациональные корпорации уходить с нашего рынка под давлением абсолютно нерыночных рычагов.

    Андрей Белоусов: «На тех, кто уходит, тут же у нас выстраивается очередь, чтобы занять это место. Поэтому сейчас тактика наших иностранных партнеров, кто собирается уйти, состоит в том, чтобы не уйти, а продать свой бизнес тому, у кого потом можно было бы этот бизнес легко выкупить обратно».

    А ведь получается, что экономика стала главным полем большой битвы. Bloomberg пишет, что ковровые бомбардировки санкциями так напугали и бизнес, и банки, что они отказываются даже от тех сделок с Россией, которые могут себе позволить. И это делает последствия санкций еще тяжелее для тех, кто их ввел и вроде бы просчитал все варианты. В The Wall Street Journal — статья о том, что в новом глобальном мире санкции не смогли нанести России значительного ущерба, вокруг нее начинают собираться ее сторонники или те, кто оказывает молчаливую поддержку. В материале отмечается, что у России — непредвиденный рост прибыли за счет роста цен на энергоресурсы, она стабилизирует экономику и даже оказывает давление на Европу.

    Владимир Путин: «Сама конструкция западных санкций была построена на ложном тезисе, что Россия с точки зрения экономики критически уязвима. Планируя свой экономический блицкриг, они не замечали реальные факты, то, как изменилась наша страна за последние годы. При этом ясно, зачем раздувалась эта пропагандистская кампания, откуда все эти заклинания и про доллар за 200 рублей, и про крах нашей экономики в целом. Все это было и остается орудием информационной борьбы».

    Это не просто геополитическая дуэль — это для Запада бунт России против всех его правил, по которым играли последние 30 лет. И в этой геополитической дуэли Путин ставит вопрос ребром перед сидящими в зале: или все вместе мы поймем, что идет большая битва, в которой правил нет, или непонятливых сметут. Да, это призыв к объединению по мягкому варианту. Но для него явно важнее, чтобы все уже приняли как данность то, что в новом мире будут новые законы.

    Владимир Путин: «На смену экономики мнимых сущностей неизбежно приходит экономика реальных ценностей и активов. По данным МВФ, сейчас в глобальных валютных резервах находится 7,1 триллиона долларов и 2,5 триллиона евро, и эти деньги обесцениваются темпом около восьми процентов в год. Кроме того, в любой момент они могут быть еще и конфискованы, украдены, если США что-то не понравится в политике тех или иных государств».

    По этой логике, результат русского бунта — не просто пересмотр всех отношений. Это именно попытка выстроить новую глобальность вокруг совсем других центров. С учетом огромной энергии, которая накопилась в мире. Это именно новая реальность, которую не нужно сравнивать с противостоянием социализма и капитализма, как было когда-то. Ведь как раз советская система была максимально совместима в своих идеях с системой глобализма, только исполнение этих идей превратилось в имитацию. Сейчас имитаций не будет, будет — большая перемена и попытка ответить на вопрос, можно ли в тот момент, когда все пытаются выжить в одиночку, объединить мир и победить самый страшный из кризисов — кризис доверия.