• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 26459
    • 5

    В Москве девочку с одним глазом отказались признавать инвалидом

    В Москве девочку с одним глазом отказались признавать инвалидом
    • В Москве девочку с одним глазом отказались признавать инвалидом
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • В Гамбурге перехвачена крупнейшая в истории Европы партия кокаина
    • Исполнившая «Миллион алых роз» дочь Пугачевой покорила Сеть
    • Опасны ли для здоровья магнитики на холодильнике?
    • Темное прошлое единственного сына Михаила Цивина
    • Умер Андрей Мягков
    • «Я жила, как вещь»: Алиса Мон сбежала в Сибирь от мужа-тирана
    • Просроченные продукты с подпольных складов: из чего готовят надомные повара и кондитеры
    • Вышедшая замуж Лолита похвасталась прекрасным сексом с чистильщиком бассейна
    • «Черная вдова»: похоронившую 11 мужей женщину судят на Кубани
    • Умерла актриса Екатерина Градова, сыгравшая радистку Кэт
    • Звезда «Улиц разбитых фонарей» пять лет билась за 11-комнатную квартиру с лепниной и позолотой
    • Риск отравиться — реальный: только одна марка слабосоленой семги прошла экспертизу
    • Ниже «мертвого объема»: в Крыму надеются решить проблему нехватки воды весной
    • «Никто не помог и не спас»: почему полиция не приехала в дом, где 3,5 часа убивали студентку
    • «Папа, меня убили»: расстрелянная через дверь школьница умерла на руках у отца
    • Почему не стоит сдавать сумки в камеру хранения в магазине

    Москвичка Виктория Трофимова требует вернуть инвалидность дочери. Когда Юле было четыре месяца, ребенку установили протез глаза, который нужно менять дважды в год. Когда ребенку исполнилось три года, эксперты вдруг сочли, что девочка здорова и видеть одним глазом — вполне достаточно.

    Поделитесь этой новостью

    Девочка появилась на свет с одним глазом, на место второго пришлось вставить протез. Но это лишь часть проблем, признается ее мама. У Юли много сопутствующих заболеваний, включая задержку в развитии. Но в бюро медико-социальной экспертизы почему-то решили, что с такими диагнозами вполне можно комфортно жить. Члены комиссии сняли с маленькой пациентки инвалидность, лишив семью льготных лекарств, денежных пособий и бесплатной помощи врачей.

    Виктория Трофимова: «Ей поводили уточкой перед лицом. Она посмотрела за уточкой: предметное зрение есть».

    В три года девочка почти не говорит. У нее болят ноги, и нужна ортопедическая обувь. Этот список можно продолжать еще долго, говорит Виктория. Но, видимо, специалисты бюро решили, что для нормальной жизни ребенку достаточно одного глаза, насчитав меньше 40% ограничений жизнедеятельности.

    Виктория Трофимова: «Мы съездили на медико-социальную экспертизу с глазом без протеза. Они увидели ребенка в таком состоянии, сказали: ну, что сделаешь, девочка красивая — выживет».

    Виктория воспитывает дочь одна. Но теперь делать это очень сложно. Лишившись инвалидности, семья потеряла возможность по квоте получать протезы. Менять их нужно не менее двух раз в год, поскольку ребенок растет. Такие расходы семья попросту не потянет. С учетом алиментов и пособия, которое платят Трофимовым как малообеспеченной семье, выходит около 12 тысяч рублей в месяц.

    Виктория Трофимова: «Я не могу работать, потому что у нее постоянно гноится глаз. Я не могу устроиться на работу, она постоянно болеет. Я понимаю, что все детки болеют, но когда гноится глаз, я нахожусь с ребенком 24 часа».

    Протез — это на всю жизнь. Так почему же специалисты решили, что девочка вдруг перестала нуждаться в социальной поддержке? Ответ на этот вопрос мать искала во всех инстанциях, включая надзорные ведомства. Вместе с другими семьями, которые столкнулись с такой же проблемой, писали коллективные жалобы. Но безрезультатно.

    Иван Соловьев, юрист: «Они пишут жалобы в прокуратуру, в различные правозащитные организации, уполномоченным по правам ребенка, по правам человека. Но все ответы мамам приходят из того органа, на который они жалуются. И это верх цинизма».

    Раньше достаточно было диагноза, чтобы получить инвалидность и присвоить группу. С 2015 года все изменилось. Право на статус и господдержку оценивают по другим критериям: наличию и тяжести функциональных нарушений. Если, к примеру, помогло лечение, группу инвалидности снимают. Но вряд ли у ребенка с одним глазом что-то поменяется в лучшую сторону, говорит Виктория. Скорее, наоборот.

    Напомним, проблема людей с отсутствующим парным органом уже поднималась на самом высоком уровне еще в декабре прошлого года. Совету по правам человека было поручено разобраться в вопросе и не лишать людей возможности получать социальную помощь. Но пока мама Юли вынуждена готовиться к судебному процессу, чтобы доказать, что ее дочь действительно нуждается в помощи.