• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    В Ростове-на-Дону мальчика без глаза не признают инвалидом

    В <nobr>Ростове-на-Дону</nobr> мальчика без глаза не признают инвалидом

    Родители девятилетнего Савелия Торяника, который в полтора года лишился глаза, пытаются добиться справедливости. Мальчику поставили страшный диагноз — ретинобластома, проще говоря, рак сетчатки. После сложнейшей операции и курса лечения удалось достичь стойкой ремиссии. Но как только болезнь отступила, с ребенка сняли инвалидность. Это поставило семью в затруднительное финансовое положение.

    5419
    0
    Поделитесь этой новостью

    Савелий ходит в обычную школу. Болезнь отступила, и , конечно, родители очень бы хотели, чтобы их ребенка не считали каким-то особенным. Но при этом Савелию, в отличие от других детей, нужно ежегодно менять протез. Когда группу инвалидности забрали, семья лишилась возможности получать его бесплатно. Процедура обходится в 30 тысяч рублей.

    Евгения Торяник, мать мальчика: «Каждый год мы ездим в Москву, меняем протез, потому что ребенок растет, глаз растет, ему делают все индивидуально. Это финансовая была поддержка очень большая. С этих денег мы всегда платили за дорогу, за проживание, за протез».

    Евгения — воспитатель в детском саду. Ее супруг — электрик. Заработной платы едва хватает на жизнь с двумя детьми. Поэтому женщина ведет переписку с министерством здравоохранения и бюро медико-социальной экспертизы, но ответственные за присуждение группы говорят, что все в рамках закона.

    Ретинобластома — заболевание довольно редкое. Детей с таким диагнозом в России чуть больше трех тысяч. Вопрос присвоения таким людям группы инвалидности уже поднимался на самом высоком уровне. О ситуации Владимиру Путину рассказали юристы, к которым зачастую обращаются родители маленьких пациентов. Президент поручил ответственным органам разобраться в проблеме.

    Юрист Фарид Ахмадуллин рассказал, что у сотрудников бюро медико-социальной экспертизы есть специальная таблица, по которой вычисляют индекс инвалидности. При этом учитываются разные факторы. Однако часто реальным основанием для отказа становится банальное отсутствие нужного количества квот.

    Фарид Ахмадуллин, юрист: «Говорить о том, что ремиссия — это полное излечение, неправильно. На основании этого группа инвалидности должна быть восстановлена. Все-таки орган был потерян, он был удален, о какой-то полноценной жизни говорить невозможно».

    После огласки в бюро медико-социальной экспертизы Ростовской области все-таки пообещали отнестись к девятилетнему Савелию с пониманием.