• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Убийца звезд: может ли ЭКО привести к раку мозга

Убийца звезд: может ли ЭКО привести к раку мозга

Страшный диагноз Анастасии Заворотнюк — глиоблостома, самый агрессивный из всех известных видов рака мозга. Почему в СМИ эту опухоль называют убийцей звезд?

32945
3
Поделитесь этой новостью

Настоящим шоком последних недель стал прокатившийся по информационным лентам и соцсетям тяжелый ком новостей, домыслов, догадок, а порой и просто сплетен о состоянии Анастасии Заворотнюк. Сообщение о том, что молодая, талантливая и многими любимая актриса тяжело больна, потрясло всех — не только ее поклонников, но и тех, кто был к ее творчеству равнодушен, не говоря уже о родных и близких.

Поначалу в это просто не верилось: иногда жуткие заголовки на страницах таблоидов и в Интернете спустя время оказываются дурно пахнущей «уткой» или чудовищной ошибкой. Видимо, не в этот раз. Те, кто в эти дни был ближе всех к Насте, продолжают хранить молчание о ее состоянии. Молчание, которое красноречивей любых слов. И возможно, именно поэтому журналисты снова вспоминают трагедию другой известной артистки — Жанны Фриске, да и многих других звезд, чьи истории заставляют проводить параллели и строить теории, причем одна невероятней другой.

Кто-то обвиняет модные у звезд процедуры со стволовыми клетками, кто-то утверждает, что рак может спровоцировать не так давно появившаяся и, возможно, не до конца исследованная на предмет возможных последствий процедура экстракорпорального оплодотворения — так называемое ЭКО.

Луизе Браун 41 год, она работает няней, вышла замуж за «вышибалу» ночного клуба. Живет ничем не примечательной жизнью в Манчестере, хотя кадры ее рождения транслировали в выпусках новостей по всему миру. 1978 год: миллионы людей смотрели на маленькую Луизу, как на настоящее чудо. Несколько первых лет жизнь маленькой девочки была одной большой гастролью — Штаты, Япония. Луизу встречали как настоящую суперзвезду, ведь она — первый ребенок из пробирки.

Благодаря экстракорпоральному оплодотворению у уже отчаявшихся родить миллионов женщин появился шанс стать матерью. Ученые бросили вызов самой природе. И никто и представить не мог, что спустя почти полвека, когда процедура ЭКО уже стала практически рядовой врачебной манипуляцией (с тех пор было рождено более 6 миллионов детей о всему миру), вдруг появляются пугающие заголовки, в которых безапелляционно станут называть ЭКО виновником скоропостижной смерти российских звезд.

Перед процедурой ЭКО пациентке проводят серьезную гормональную стимуляцию. Неужели введенные гормоны могут стать причиной развития опухоли?

Анастасия Заворотнюк прошла через эту процедуру, и в октябре 2018-го на свет появилась долгожданная дочь Мила. А уже через пару месяцев Насте поставят страшный диагноз — опухоль мозга.

Немецкий доктор Вольфган Вик (актрисе именно в Германии проводили биопсию) объясняет: глиобластома — самая агрессивная из всех известных опухолей мозга. Ее щупальца плетут запутанную паутину, проникающие в разные зоны мозга, буквально поглощая его ткани.

Вольфганг Вик, профессор, медицинский директор Неврологической клиники при Гейдельбергском университете: «Проблема в том, что опухоль растет из клеток самого мозга, и даже если мы удалим всю глиоблостому, микроскопические фрагменты клетки опухоли вызовут новый рост».

Впервые глиобластома перекочевала из медицинских справочников на страницы газет и в телеэфир в связи с болезнью известной певицы Жанны Фриске.

Наталья Фриске, сестра Жанны Фриске: «Все врачи нам говорили, что максимум два месяца, но мы выбили два года».

Два года по меркам этой опухоли — даже больше, чем обещает суровая статистика, ведь борьба с этой болезнью начинается слишком поздно. Глиобластома не оставляет никаких следов, признаков или симптомов, поэтому обнаружить ее в самом начале практически невозможно. Когда заболела Жанна, заговорили о том, что ЭКО может спровоцировать рак. Сестра Жанны рассказывала: певица процедуру искусственного оплодотворения не делала, но проходила стимулирующий беременность гормональный курс лечения.

Наталья Фриске, сестра Жанны Фриске: «Небольшую стимуляцию, прям маленькую дозу гормонов себе делала, это я знаю».

Лечащий доктор Джоржа Клуни, нейрохирург, профессор Ральф Буль объясняет: вмешательство в гормональный фон действительно может стать тем самым неблагоприятным фоном для развития рака.

Ральф Буль, главврач отделения нейрохирургии клиники Золинген, город Кёльн, Германия: «Да, гормональный статус влияет на определенные заболевания организма. Есть, к примеру, риск получить менингиому головного мозга и другие формы рака, в частности, заболевания женских половых органов, которые чаще проявляются именно при изменении гормонального фона».

Его американский коллега говорит о риске развития не только опухолей мозга, но и других форм рака.

Даниель Стейн, нейрохирург: «Лекарства, которые могут вызвать множественную овуляцию, могут увеличить вероятность рака яичников в позднем возрасте. Также существует вероятность, что может быть увеличен риск рака груди или толстой кишки».

В Центре акушерства в Москве, где еще в 86-м появился на свет первый советский ребенок из пробирки, процедура ЭКО проводится ежедневно.

Геннадий Сухих, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН: «Есть достаточно много общего в биологии развития эмбриона, а потом плода и развитием опухоли».

Ученые бьются над разгадкой этой тайны уже не один год, но их мнения в вопросе, может ли ЭКО стать причиной рака, диаметрально расходятся.

Геннадий Сухих: «Связывать возможность развития опухолевого процесса у молодой девушки с ЭКО неоправданно».

Еще одно совпадение: и Насте, и Жанне страшный диагноз поставили буквально в первые месяцы после рождения ребенка.

Наталья Фриске: «Она была очень счастлива, что она родила Платона. Узнала о болезни не во время беременности, как многие опять же говорят, а спустя три месяца, когда делали Платону очередную прививку. В этот день у нее очень сильно заболела голова».

Владимир Николенко, профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой анатомии человека, директор Научно-исследовательского центра Первого МГМУ имени И. М. Сеченова: «При беременности наступает напряжение иммунной системы, которая контролирует и деление клеток. Могут произойти сбои в ее работе, и в какой-то части тела может наступить неконтролируемый рост клеток, то есть может начать развиваться опухоль».

И еще, увы, когда Жанна Фриске впервые стала мамой, ей было 38, а дочь Анастасии появилась на свет, когда матери исполнилось 47. Мог ли поздний по медицинским меркам возраст стать еще одним катализатором страшной болезни?

Ральф Буль: «Клетки человека стареют и слабее, чем у 20–30 летних. Соответственно, риск выше».

Академик, хирург-онколог Игорь Решетов объясняет: неконтролируемый рост злокачественных клеток происходит, когда случается поломка на клеточном уровне. А перед искусственным оплодотворением пациентка в течение нескольких недель принимает гормоны.

Игорь Решетов, хирург-онколог, академик РАН, директор Клиники кластерной онкологии Сеченовского университета: «Беременность может быть фактором развития опухоли, это известно. ЭКО требует подготовки, естественно, применяются те препараты, которые тоже имеют стимулирующий эффект. То есть опасно не ЭКО, а вещества, которые способствуют быстрому делению клеток».

И еще одно темное пятно — стволовые клетки. Механизм их поведения в организме учеными до сих пор окончательно не изучен. Увы, Анастасия Заворотнюк тоже якобы проходила эту модную процедуру омоложения.

Игорь Решетов: «Они формируют фон для взрыва, стволовые клетки являются провокаторами регенераторных процессов, и любая игра с подобными биологическими вещами, если у человека есть предрасположенность к развитию опухоли, опасна».

Самая агрессивная опухоль мозга не оставляет жертве ни единого шанса на жизнь, и уже сам диагноз глиоблостома звучит как приговор. Но искра надежды все же есть. Например, история Юли. Она узнала о своем заболевании в 20 лет, тогда вся страна как раз следила за судьбой Жанны Фриске. Сейчас красавица Юля отмечает 25-летие и готовится поступить в университет.

Можно было бы сказать, что произошло обыкновенное чудо, но чуда не было — просто врачи ошиблись. После тщательных исследований выяснилось, что у Юли — другая опухоль, с которой можно бороться, а значит — жить. Теперь очень хочется верить, что и обворожительная Анастасия Заворотнюк станет тем редким исключением, когда врачебная ошибка обернется не смертью, а шансом на жизнь.