• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Не дали подержаться за руки: как прошла встреча Бута с женой и дочкой

Не дали подержаться за руки: как прошла встреча Бута с женой и дочкой

Россиянин Виктор Бут, который отбывает наказание в США, впервые за много лет увиделся со своей семьей. Разрешение на несколько личных свиданий с женой и дочерью дала администрация тюрьмы. Встреча прошла в общей комнате и продлилась около четырех часов.

1658
0
Поделитесь этой новостью

Они ждали этого дня семь с лишним лет, с апреля 2012 года, когда в Нью-Йорке зале суда Виктора Бута на глазах Аллы и Лизы приговорили к 25 годам американской тюрьмы, даже не за преступление, а за намерение. Это свидание — первая встреча после длительной разлуки.

Алла Бут: «Мы рассматривали друг друга. Думала, что давление, глаз красный, что-то случилось, но он загорелый, на улице часто бывает».

После долгих мытарств (они пытались получить визу полтора года) Бутам неожиданно пошли навстречу. Свидания здесь разрешены только по выходным, но для россиян впервые за несколько лет сделали исключение. Дополнительные две встречи среди недели, да еще не через стекло, а за одним столом. И даже пару раз дали обняться, хотя разговаривать можно только сидя друг напротив друга, охранник рядом.

Алла Бут: «Нельзя держаться за руки, нельзя сидеть рядом: мы должны сидеть друг напротив друга и не прикасаться, не передавать ничего, еду не отдавать. Мы общались, сидя в полуметре друг от друга. Конечно, сегодня достаточно сумбурно все, за жизнь многое случилось. И хотелось обо всем рассказать, из-за этого сумбур разговора. Тяжело, много эмоций и радость и сожаление, что столько времени упущено.

Городок Марион — это настоящая американская глубинка. Юг штата Иллинойс. Когда-то здесь добывали уголь, но шахты давно закрылись, теперь главные градообразующие предприятия тут — тюрьмы. Вокруг Мариона их пять штук. Федеральная, где сидит заключенный номер 91641–054 Виктор Бут, — самая большая.

Дорога, ведущая к тюрьме, так и называется — Тюремная. Дальше ее пересекает дорога Справедливости. Но дальше с видеокамерой нельзя. Снимать тюрьму, вышки и охранников запрещено, если кадры попадут в эфир, делом займется ФБР.

Здешняя тюрьма, открытая еще в 1963 году на смену печально известному Алькатрасу в Сан-Франциско, до 2006 года была „супермакс“» — сверхстрогого режима. Потом его ослабили. Виктора Бута, например, уже три года как перевели в блок общего режима. Ему разрешены звонки, есть возможность с ним поговорить. Он ответил на вопрос, верит ли он, что новая попытка адвокатов доказать его невиновность окажется удачной.

Виктор Бут: «Правосудие — это показуха. Это система, которая зарабатывает деньги. Вот заработали они на мне деньги и будут теперь это дело охранять. Бесполезно, что бы вы ни доказывали, это не та страна. Правосудие — это для иностранцев, для тех, кто верит во всю болтовню, это шоу, это цирк. На деле попал в тюрьму и попробуй потом что-то доказать».

Разговор прослушивается, записывается, поэтому Виктор осторожничает, любое сказанное им слово может быть обращено против него, как это уже случалось в минувшие годы, когда его наказывали.

Виктор Бут: «Прокуроры внимательно следят за всем, что я говорю. Если я что-то скажу не так, они не пропустят возможности мне насолить и какую-то пакость сделать».

Но сейчас он на хорошем счету и даже вскоре может получить право на перевод в другую тюрьму с режимом еще слабее. Однако вряд ли сам захочет уезжать. К Марион он уже привык.

Виктор Бут: «По сравнению с другими тюрьмами здесь охранники местные, они сильные сторонники Трампа, хорошо относятся к России и ко мне относятся ровно. Я не могу ничего сказать плохого».

Он занимается йогой и спортом, чтобы держать себя в форме. Еще рисует карандашом, маслом и читает российские газеты и книги, которые присылают в тюрьму.

Виктор Бут: «Мне помогает поддержка, помогает, что Россия встала с колен. Это воодушевляет».

На сайте тюрьмы указана дата его предполагаемого освобождения — 2 февраля 2030 года. Если посчитать с 2008-го, с момента ареста в Бангкоке, то выходит меньше 25 лет, к которым его приговорили. Какие-то дни Буту засчитали за два. Но сам Виктор отсчитывать время за решеткой не собирается, как не жалуется он и на тюремные условия. Он просто живет в данных обстоятельствах и только ждет новых свиданий с Аллой и Лизой. Они останутся в Иллинойсе на полтора месяца.