• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Беслан, далее везде: самая страшная из войн захлестнула мир

Беслан, далее везде: самая страшная из войн захлестнула мир

1 сентября 2004 года террористы захватили Беслан. Только тогда пришло простое и жестокое понимание — нет такой идеи и нет такой цели, которая могла бы оправдать происшедшее. Беслан был не просто линией фронта в самой страшной из войн. Беслан стал городом, где бандиты напали на детей.

7505
1
Поделитесь этой новостью

Здесь не просто стены помнят — здесь до сих пор в воздухе висит ощущение горя. Где-то после 9 утра на площади перед школой был практически весь город. Кто-то привел своих детей, кто-то просто зашел по старой памяти, кто-то помогал соседям, поэтому в первые сутки невозможно было даже установить сколько человек попали в заложники. Террористы стреляли в воздух, по ногам, собирая всех внутри здания школы — беззащитных детей и абсолютно бессильных взрослых, которые ничего не могли сделать, ничего не могли изменить.

Их собрали в спортивном зале, посадили на пол. Разговаривать было нельзя, поэтому переговаривались шепотом. Трое суток без воды, но не плакали даже самые маленькие. Все прекрасно понимали, что террористы не просто вооружены — они готовы на все, что смертницы в любой момент могут привести в действие свои пояса, а на баскетбольном щите прикреплена огромная бомба, которая может сработать в любой момент. Но те, кто пережил этот ад, прекрасно помнят, что даже самые маленькие не снимали на ночь туфельки. Они надеялись, что вот-вот — и будет шанс убежать, вот-вот — и их начнут спасать. Как же они побегут босиком к маме.

Они надеялись, что спасут, больше ничего. Кого-то смогли вывести переговорщики — но в зале их оставались сотни. Для террористов они были просто никем. Не детьми, не людьми — средством. Точно так же, как когда-то в Будённовске, Первомайском, «Норд-Осте». Тогда это еще не называлось «Аль-Каидой», просто звучали еще экзотические для российского уха слова — амарат, халифат, джихад. И слова об арабских наемниках и проповедниках для нас всех не значили почти ничего. Но уже — Париж, Брюссель, Лондон, далее — почти везде. Уже как ответная волна — белый терроризм, докатившийся до Новой Зеландии. И каждая следующая атака показывает: полиция держала под наблюдением экстремиста, но не понимала, что все всерьез. Каждый раз потом это объясняли страхом принять, что террористы уже у тебя дома. Только сейчас, через много лет и много жертв, начинают понимать — это девятый вал.

Майкл Спрингман, бывший сотрудник Государственного департамента США: «Терроризм — это тактика, дальше ведь были не просто башни-близнецы, дальше весь мир втянулся в одну большую войну без конца и края. И знаете, что Сирия была самой безопасной для джихадистов страной, потому что там они воевали против Асада и поэтому Запад их не осуждал?»

Но все изменилось, когда халифат потерял свою территорию. Аль-Багдади назвал новое имя — Абдулла Кардаш. Новый халиф обещает новую войну — уже там, куда начали возвращаться его подданные. И Daily Mail уже пишет со ссылкой на спецслужбы — готовы проснуться тысячи спящих ячеек в Европе, халифат и правда возвращается.

Франсуа Бернар-Гюйге, глава программы противодействия терроризму Французского института по международным и стратегическим вопросам: «Запад не выиграл войну с террористами и не победил халифат. Сейчас идет его возрождение. И именно сейчас, в момент небольшой передышки, мы должны срочно понять — что делать дальше. Ведь они правда возвращаются в наши города».

Очень жесткий момент: европейцы прекрасно понимают, что сейчас должны решить, какие из ценностей им важнее. Разрешить вернуться гражданам халифата — это проявить милосердие по отношению к тем, кто уехал. Не пустить граждан халифата в Европу — это обеспечить безопасность тем, кто остался.

Юрген Тоденхофер, журналист, Италия: «Да, дети и женщины — отдельная тема, детей надо забирать и отдавать бабушкам и дедушкам, мы же не следили за детьми нацистов после Второй мировой. Но женщины все время говорят, что в халифат уехали по любви и никогда не воевали. А вот это уже надо проверять».

Швеция пообещала не пускать к себе никого: пусть всех судят на месте, как французских джихадистов, приговоренных в Ираке к казни. Париж объявляет: мы не будем просить им пожизненное, мы никогда не объясним нашим гражданам, почему они должны платить за содержание в иракской тюрьме. Последним указом правительства Терезы Мэй было решение: мы их не впустим. Да, в Сирии и Ираке остаются наши подданные, но они сами сожгли свои паспорта и они научились убивать.

И получается, что Лондон не только вынужден принимать жесткие решения дома. Здесь прекрасно понимают, что они подают пример и остальным странам — членам ЕС. Здесь постоянно следят, что происходит там, какие там настроения. Потому что оттуда тоже уехали в халифат, потому что туда тоже хотят вернуться. И де-факто во многом именно британские спецслужбы отвечают за безопасность и этих стран.

Чарльз Шубридж, бывший офицер Скотланд-Ярда по борьбе с терроризмом: «Они опасны и будут опасны, это все понимают. И закрывать глаза на то, что у нас ходят по улицам те, кто точно так же говорит о мести за братьев, погибших в Сирии и Ираке, мы уже не можем. Мы должны признать, что наша внешняя политика привела к тому, что у нас на улицах режут людей и взрывают бомбы».

Уже — в Нью-Йорке пойман 19-летний, присягнувший халифату и собиравшийся резать на улицах, и уже — в Кабардино-Балкарии арестован тот, кого за экстремизм уже судили. Теперь у него нашли новый схрон с оружием. В сирии, в лагере беженцев, схвачен бельгиец, которого называли палачом Ракки — за то, что казнил более 100 человек. Все прожитые в халифате годы он получал в Британии пособие — деньги кто-то отправлял с его счета на счета тех, кто стоял за терактами в Париже и Брюсселе. Но все прекрасно понимают — у этой войны нет фронта. Это доказали теракты на Шри-Ланке. Снова — дети, женщины, взорванные отели и церкви. Как и когда туда вернулись террористы — не знает никто.

Уже арестованы десятки подозреваемых в причастности к терактам. Спецслужбы всех стран пытаются понять, насколько обширны были международные связи шри-ланкийских террористов, потому что все, что здесь произошло, очень похоже на теракт 11-летней давности в Мумбаи. Тогда тоже были взорваны автовокзал и несколько отелей, в которых останавливались иностранцы. Применялась точно такая же взрывчатка. Но то, что здесь произошло, показывает главное: нет пока ответа на вопрос, во что после своего разрушения превратится халифат. В террористическое партизанское движение, которое наносит удары в разных странах исподтишка? Или халифат будет искать новую площадку? Понятно лишь, что те, кто там побывал, услышали призыв Абу-Бакра: «Возвращайтесь в свои страны и продолжайте наше дело».

Получается, что самое главное — это признать, что зло уже в доме и что на этом фронте проиграть нельзя. И нельзя себя обманывать, потому что цена — детские жизни, всегда. И страх, что это может повториться.