• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 2109
    • 1

    Екатерина Коннова: я боюсь лечить своего ребенка

    Екатерина Коннова: я боюсь лечить своего ребенка
    • Екатерина Коннова: я боюсь лечить своего ребенка
    • «С нами ведут необъявленную войну»: водители недовольны новыми правилами техосмотра
    • Скопинский маньяк Мохов вышел на свободу после 17 лет тюрьмы
    • «Прокручивали, сколько ему осталось»: семья иллюзиониста Сафронова скрывала от него диагноз
    • Сергей Сафронов заметил симптомы рака на вечеринке у Бузовой
    • «Посулили 300 тысяч»: тяжелобольной Вячеслав Зайцев продавал билеты на свой день рождения
    • Суд арестовал псковских школьников, изнасиловавших одноклассницу
    • Откуда в шоколаде берутся личинки моли
    • Киркоров назвал себя правнуком Ванги
    • «Сами виноваты»: ПФР отказался отзывать иск к «незаконно обогатившимся» пенсионерам
    • Сын Королёвой хочет жениться на татуированной стриптизерше с проколотыми сосками
    • Иосиф Пригожин показал праздничный завтрак у тещи
    • «Молодые и нетрезвые ребята»: появился список погибших в ДТП под Самарой
    • Дела о «незаконном обогащении» кубанских пенсионеров дошли до суда
    • Житель Челябинска пытается через суд вернуть проданную арендатором квартиру
    • Тайный дворец пенсионеров-миллионеров: как разбогатели Цивин и Дрожжина
    • Надругавшимся над пьяной девочкой школьникам советуют уехать из Пскова
    • Псковские подростки хотят мстить за групповое надругательство над сверстницей
    • В шоу «Маска» Единорожка со сцены предложила Ревве завести детей
    • В США в алгебре и шахматах увидели идею превосходства белой расы
    • Опубликовано видео с места гибели 7 человек под Самарой

    Ситуация с обеспечением тяжело и безнадежно больных лекарствами, не прошедшими сертификацию в России, никак не изменилась, несмотря на обещания. Об этом НТВ рассказала мать тяжелобольного ребенка Екатерина Коннова, которую год назад обвиняли в сбыте запрещенного препарата.

    Поделитесь этой новостью

    Внимание к этой проблеме привлекло дело Елены Боголюбовой, которую подозревают в контрабанде психотропных веществ. На этой неделе Елена была задержана и допрошена сотрудниками Федеральной таможенной службы после того, как получила заказанный по почте препарат фризиум для своего 10-летнего сына Михаила. У него неизлечимое генетическое заболевание — болезнь Баттена. Она сопровождается эпилептическими судорогами, от которых Михаилу помогает фризиум. В России этот препарат не сертифицирован и относится к психотропным веществам, свободный оборот которых запрещен.

    На дело Боголюбовой обратили внимание даже в Кремле: накануне ситуацию комментировал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По его словам, это «вызывает серьезную обеспокоенность». Песков пообещал, что Кремль свяжется с Минздравом и попросит ускорить соответствующую работу.

    Подобный случай — не первый. Год назад в аналогичной ситуации оказалась другая москвичка, мать тяжелобольного ребенка Екатерина Коннова. Она пыталась продать не пригодившиеся медикаменты в Интернете (дешевле, чем купила их для своего сына), после чего против нее возбудили уголовное дело о сбыте психотропных веществ. Коннова могла получить от 4 до 8 лет тюрьмы. История получила большой резонанс, ее заметили в Кремле, и дело было прекращено. Министр здравоохранения Вероника Скворцова пообещала разобраться с этой проблемой. Однако, как рассказала НТВ сама Екатерина Коннова, за прошедший год ничего не изменилось, обещанных лекарств дети так и не получили.

    Екатерина Коннова: «Скворцова год назад, когда был этот резонанс, сказала, что они не могут запустить заводы для изготовления аналогов лекарств, которые нам нужны. Она попросила предоставить ей список лекарств, которым мы пользуемся и которые не имеют сертификатов, сказала, что они нам будут делать индивидуальные закупки, и наши дети будут обеспечены. Списки были поданы. Никаких закупок, никаких доступов к этим лекарствам нет».

    По словам Конновой, купить такие лекарства за границей и привезти в Россию, как это делали раньше, теперь нереально: люди боятся быть обвиненными в сбыте наркотических или психотропных средств.

    Екатерина Коннова: «Раньше мы сидели в соцсетях, обменивались информацией, сидели на телефонах. Сейчас мы всего этого боимся, нам очень страшно… Я боюсь, что меня опять могут уличить неизвестно в чем. Лечить своего ребенка я боюсь».

    Телекомпания НТВ отправила запрос в министерство здравоохранения с просьбой прокомментировать ситуацию.