• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Генетические паспорта для россиян: зачем это нужно

Генетические паспорта для россиян: зачем это нужно

Указ о создании генетических паспортов подписал президент. Проект подразумевает составление индивидуального профиля граждан, который будет показывать основные маркеры, ответственные за здоровье, долголетие, риски при приеме лекарств. Паспорт поможет не только лечить серьезные заболевания, но и предотвращать их. В ряде стран такие паспорта уже показали свою эффективность. Но у этой прогрессивной инициативы есть и риски: эксперты опасаются генетических дискриминаций.

2795
6
Поделитесь этой новостью

Термин «генетический паспорт» может сбить с толку. Это не еще одни «корочки», которые надо носить с собой — так называются данные расшифровки ДНК, которые могут помочь установить личность или степень родства.

Александр Колтовой, ведущий программы «ДНК» на НТВ: «Люди хотят знать, родные ли они в семьях, чьих детей они воспитывают, почему их оставили родители. И как раз самая тяжелая тема — это подмена в роддомах. Все истории, с которыми люди сюда приходят, сложнейшие жизненные ситуации, они не позволяют с этим смириться, невозможно к этому привыкнуть».

Вот пример: 54 года назад две женщины вышли из одного роддома с, как они думали, своими дочками. Лишь полвека спустя генетический анализ позволил выяснить, что их детей перепутали. За более чем год в эфире НТВ программа «ДНК» провела 300 с лишним экспертиз. Достаточный объем, чтобы понять, скольких драм можно избежать в будущем, будь у матерей и младенцев генетический паспорт. Но расшифровка ДНК позволяет сделать гораздо больше, чем опознать личность.

Валерий Ильинский, генетик: «Определенные мутации в нашей ДНК могут предрасполагать к заболеваниям. Например, если есть „розовая детская палочка“, то есть риск рака молочной железы, а если она заменена на желтенькую, то риск рака молочной железы не повышен».

Сейчас генетики могут выявлять предрасположенность к сотням заболеваний — от рака до диабета, а также прогнозировать вероятность развития тысяч наследственных патологий.

Валерий Ильинский: «То есть для каждого человека создать список заболеваний, риск которых повышен, и профилактировать до начала заболевания, а не в тот момент, когда они появились. Эта история более экономически выгодна, но она более затратна в момент. Нужно инвестировать, чтобы создать паспорт, трансформировать медицину. За счет этого повысить продолжительность и качество жизни».

Однако новые возможности открывают и новые риски — такие, о которых большинство даже не задумывается.

Елена Брызгалина, кандидат философских наук, специалист по философским проблемам биологии и медицины: «Знаете, что у президента Рейгана был синдром Альцгеймера? Как вы думаете, если такая информация была бы доступна в момент предвыборной кампании, он бы стал президентом? А ваша свекровь или теща не захотела бы получить информацию о вашем геноме? А ваш работодатель не захочет узнать о рисках для вашего здоровья? Это очень серьезное решение, которое требует комплексной проработки».

Поэтому эксперты считают, что массовая генетическая паспортизация должна оставаться добровольной и быть надежно защищенной от взлома. Взамен она может открыть удивительные перспективы.

Елена Брызгалина: «В будущем, когда эти технологии генетической паспортизации будут развиваться, вы придете на прием к врачу и зададите совсем другой вопрос: доктор, чем я могу заболеть при моем геноме? Или чем может заболеть при таком геноме мой ребенок?»

Сейчас это звучит как фантастика. Но опыт стран, где генетическая паспортизация уже ведется, например Исландия и Саудовская Аравия, говорит о том, что за этой технологией будущее.