• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 4055
    • 4

    Невольники на рынке: как попадают в рабство в XXI веке

    Невольники на рынке: как попадают в рабство в XXI веке
    • Невольники на рынке: как попадают в рабство в XXI веке
    • Территория свободы: как живет Анатолий Вассерман
    • Устроивший резню террорист проник во Францию через мигрантскую «лазейку»
    • Доктор Мясников объяснил, почему мировые лидеры легко переносят COVID-19
    • «Он моя половина»: как Овсиенко влюбилась в бывшего бандита
    • Урок для многих: коллеги — о новом приговоре Ефремову
    • Дело об обмане семьи Баталова: суд отказался арестовывать актрису Дрожжину
    • Второй за день: полиция Франции застрелила вооруженного экстремиста
    • «Я родила отвратительных людей»: Светличная считает, что сын сживает ее со свету
    • Как проводили в последний путь Ирину Скобцеву
    • Саратовский «тролль» публично отпраздновал гибель подростка
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате

    Рабство в XXI веке остается реальностью. Более того — за последние три года только в Европе число жертв работорговли выросло почти вдвое. На днях британское Национальное агенство по борьбе с преступностью просто шокировало мир, заявив, что в Соединённом Королевстве нет ни одного крупного города без подпольного невольничьего рынка. Рабство есть и в России. И гораздо ближе к каждому из нас, чем может показаться.

    Поделитесь этой новостью

    Волонтеры организации «Альтернатива» рассказывают: за семь лет им удалось освободить из рабства около семисот человек.

    Андрей Рагулин, волонтер движения «Альтернатива»: «В Центральном федеральном округе, в том числе в Москве, люди чаще попадают в трудовое и сексуальное рабство. В целом по стране люди чаще попадают в трудовое рабство, особенно в южных регионах, на Кавказе».

    Но есть и еще один вид рабства — семейный плен. Специалисты отмечают: несмотря на жестокое обращение со стороны супруга, женщины редко обращаются за помощью.

    Александр Федорович, психиатр: «Чаще всего бывает так — это созависимые формы поведения. С деспотом может жить только жертва».

    По оценкам волонтеров, в том или ином рабстве сегодня находятся несколько сотен тысяч человек. И это только в России.

    Подробности — в видеоматериале.