• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Директор Русского музея путано ответил на вопрос о судьбе иконы «Ангел златые власы»

    Директор Русского музея путано ответил на вопрос о судьбе иконы «Ангел златые власы»

    Руководство Русского музея собрало журналистов после того, как сотрудники отдела древнерусского искусства пожаловались в прокуратуру. Директор Владимир Гусев весьма неоднозначно обрисовал будущее редкой иконы XII века, которую православный бизнесмен Шмаков попросил перенести с экспозиции в домовую церковь Михайловского замка.

    3217
    0
    Поделитесь этой новостью

    Сегодня директор Русского музея Владимир Гусев собрал пресс-конференцию, для того чтобы ответить на вопрос, будет ли перемещена в домовую церковь Михайловского замка икона XII века «Ангел златые власы». О таком желании изъявил православный бизнесмен Сергей Шмаков, пообещав за собственный счет отреставрировать историческое здание.

    Напомним, что в 2009 году Шмаков уже добился того, чтобы икона Торопецкой Божьей матери была вывезена из Русского музея в подмосковный поселок и выставлена в храме Александра Невского.

    Гарантии вернуть святыню давали патриарх и глава Минкульта. Сроки сдвигались неоднократно. А в 2011 году эту реликвию министерство вывело из инвентаря Русского музея. Владимир Гусев сегодня признался, что его предупреждали: икона не вернется. Но директор всё-таки подписывал акт.

    Как передает корреспондент НТВ Катерина Правдина, один из залов древнерусского искусства, в котором Владимир Гусев сегодня созвал пресс-конференцию, с трудом вмещал сотрудников музея, встревоженных перспективой лишиться ценнейшего экспоната и, видимо, так и не получивших внятных ответов на рабочих встречах с руководством. Это благодаря участию хранителей инициатива фонда «Иваново дело», просившего переместить икону «Ангел златые власы» с экспозиции в домовую церковь Михайловского замка, стала поводом для прокурорской проверки.

    Владимир Гусев, директор Государственного Русского музея: «То, что написано сотрудниками, готов подписаться: и о ценности иконы, и о недопустимости ее перемещения, и о ее сохранности… Это хрупкая вещь. Конечно, снимать со стены и тащить икону можно только в реставрационную мастерскую».

    Владимир Гусев сегодня опроверг, что Министерство культуры оказывало на него давление, что, откажись он согласовать перемещение, лишился бы должности. Правда, на этот счет шутил, говоря противоположное. Журналистов уличил во лжи и домыслах. И они, несколько запутанные сведениями из почти часового монолога директора, требовали лаконичных и понятных ответов.

    Владимир Гусев, директор Государственного Русского музея: «Перемещение возможно. Перемещение экспоната внутри музея, на территории музея теоретически и практически возможно. У нас 400 тысяч экспонатов. Что-нибудь куда-нибудь перемещается».

    Внятности не внесло и письмо, которое предоставили журналистам в музее. Это ответ Владимира Гусева министру культуры от 14 сентября этого года, где сообщается о том, как представителям фонда «Иваново дело» показывали церковь в Михайловском замке, которую благотворители просят открыть для прихожан. И что это возможно только при радикальной перепланировке памятника. Но музей к сотрудничеству готов. Об иконе в письме лишь историческая справка.

    Ирина Соловьёва, заведующая отделом древнерусского искусства Государственного Русского музея: «Любое перемещение внутри даже одного этажа, из одного помещения в другое сказывается на сохранности такого технологически сложного памятника как икона. Любая. Это не проявится завтра, но через месяц, два мы будем иметь зафиксированные изменения в сохранности».

    Икона «Ангел златые власы» — самая ценная в коллекции древнерусского искусства. А в экспозиции, говорят сотрудники, представляет начальную точку в истории русской живописи. Таких памятников, относящихся к домонгольскому периоду, сохранилось всего менее трех десятков.

    Если журналисты правильно поняли Владимира Гусева, то икону «Ангел златые власы» в домовую церковь Михайловского замка переносить не будут. По крайней мере, пока. Однако ее перемещение — вопрос дискуссионный. Поэтому утверждать, что святыня никогда не покинет экспозицию (реставрационные мастерские не в счет) не приходиться. Уж слишком неоднозначными и путанными были сегодня пояснения главы Русского музея.