• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 1944
    • 1

    На новых мемориальных плитах в Красном Бору «потерялись» имена бойцов

    На новых мемориальных плитах в Красном Бору «потерялись» имена бойцов
    • На новых мемориальных плитах в Красном Бору «потерялись» имена бойцов
    • Как зарубежные правительства втягивают Европу в конфликт на Украине
    • Старец Зосима назвал дату разгрома Зеленского
    • Николай Дроздов попал в реанимацию после неудачного падения
    • Донбасский старец Зосима 20 лет назад предсказал потрясения на Украине

    На одном из воинских захоронений Ленинградской области имена бойцов без вести пропали из списков воинского захоронения после реконструкции мемориала.

    Поделитесь этой новостью

    Слухи о том, что при реконструкции двух воинских захоронений в Красном Бору не досчитались имен сотен павших бойцов дошли до администрации президента. По мнению некоторых поисковиков и местных жителей, на новых каменных плитах нет имен многих защитников поселка, погибших в годы Великой Отечественной. В красноборской администрации такие подозрения считают оскорбительными и клеветническими.

    Репортаж корреспондента НТВ Алексея Чеботарёва.

    Людмила Дмитриевна Покудина потеряла отца дважды. В 1944-м, когда эвакуированной семье пришла похоронка. В ней указывалось: красноармеец Пашенин геройски погиб и покоится в районе деревни Подборовье, тогда Псковского района Ленинградской области.

    Близкие десятки лет наводили справки, искали, но не могли найти могилу. Лишь в 2010-м фамилию предка нежданно обнаружил на братском захоронении в Красном Бору его правнук. В этом году — новый удар: после реконструкции мемориала имя Дмитрия Васильевича Пашенина с надгробий исчезло.

    Людмила Покудина, дочь погибшего в 1944 году красноармейца Дмитрия Пашенина: «Позвонила тут же в Красный Бор, в военно-учетный стол. Там женщина взяла и говорит: „Да, в списках на мемориале его сейчас нет. Дадите письмо, мы его включим“. Представляете?!»

    В базе данных «Мемориал» — сразу два документа. Согласно одному, отец Людмилы Покудиной погребен под Псковом, в соответствии с другим — в Красном Бору. Правильно и главное этично ли было убирать его имя с надгробий братского кладбища в поселке — вопрос открытый.

    Правнук Дмитрия Пашенина Сергей Покудин, опытный поисковик, разбираясь в этом, сделал еще одно неприятное открытие. На новых плитах он не обнаружил имена нескольких соседей прадеда по старому списку. После этого Сергей решил сравнить надгробия до и после реконструкции хотя бы с фамилиями на букву «А». Даже в этой выборке обнаружились нестыковки.

    Сергей Покудин, командир поискового отряда «Санитары леса»: «Всего по букве „А“ получается 123 человека — только в захоронении на Красноборской улице. Из 123 правильно занесено 64, 42 отсутствуют и 17 внесено с грамматическими ошибками. Либо там неправильная фамилия, либо дата смерти».

    Простой эксперимент. Сравним фамилии, начинающиеся на «Лук» с фотографий старых табличек захоронения и на новой Итак, Лукин Н. М. на старой табличке был, а в новом списке его нет. Следующий Лукин Ф. В. И далее — совсем интересный случай. На новой табличке есть человек по фамилии Лукманов, а вот на старой его не было.

    В документе 1995 года районный военкомат подтверждает, что на одном из двух братских захоронений Красного Бора покоятся 5 тысяч 658 бойцов. Сегодня за эти списки отвечает местная администрация. По ее данным, на новых плитах кладбища — 3 тысячи 602 фамилии. Но 2 тысячи человек не ушли в безвестность, уверяют муниципалы. Их имен и до реконструкции не было на надгробиях.

    Сергей Мельников, глава администрации Красноборского городского поселения: «Этих 2 тысяч фамилий здесь никогда не было в природе. Это просто ошибка или шутка журналистов. Сейчас здесь фамилий гораздо больше, чем было когда-то на плитах».

    Благоустроить два ветшавших братских кладбища и перенести на новые плиты фамилии тех павших, которые были на старых. Большие цели местная администрация и не ставила. Но после реконструкции многие ахнули: кто от увиденного порядка, а кто от того, что не увидел.

    Владимир Григорьев, владелец земельного участка в поселке Красный Бор: «Те надгробные плиты, которые свидетельствуют о том, что здесь похоронены останки неизвестных воинов, тоже куда-то исчезли. В том месте, где лежит цветок, были захоронены останки 45 солдат Красной армии. Восемь человек я нашел у себя на садовом участке, когда его разрабатывал, и присутствовал при этом захоронении».

    Реконструкция красноборских захоронений была проведена частной компанией на свои средства и деньги жертвователей. Всего 12 миллионов рублей. Тут как-то и за ошибки критиковать становится неловко. Тем более что по обоснованным заявкам родственников имена их павших предков продолжают увековечивать на дополнительных плитах.

    Но после скандала надзорным органам и региональным, и федеральным чиновникам придется разобраться: если никто не забыт, то почему списки захоронений приходится переделывать.