• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде»

13251
1
8 августа в российский прокат выходит один из самых ожидаемых фильмов года — «Однажды… в Голливуде» режиссера Квентина Тарантино. Рассказываем, почему это событие нельзя пропустить.
Читайте ниже
Самый личный фильм Тарантино

«Однажды… в Голливуде» — уже девятая работа Тарантино. На этот раз признанный мастер спагетти-вестернов решил рассказать зрителям историю о Лос-Анджелесе накануне убийства актрисы Шэрон Тейт сектой Чарльза Мэнсона. Сам режиссер не раз характеризовал ленту как признание в любви Голливуду своего детства.

На главные роли Тарантино удалось заполучить двух признанных звезд — Брэда Питта и Леонардо Ди Каприо, которые, кстати, впервые встретились в кадре. А компанию им составила роковая красотка Марго Робби.

Лента получилась умной, многослойной и, разумеется, чертовски остроумной, хотя и несколько нехарактерной для Тарантино. Впрочем, поклонники легко простили режиссеру некоторое «взросление». Это подтверждают цифры.

Уже на старте картина демонстрирует рекордные сборы и имеет все шансы стать самой кассовой в карьере режиссера. Особенно учитывая, что, как ранее заявлял Тарантино, следующий — десятый — фильм может стать последним в его карьере.

А вот Канны встретили ленту прохладно. «Однажды… в Голливуде» не сумел завоевать сердца критиков. Единственную награду получил сыгравший в фильме пес Брэнди — ему преподнесли ошейник с надписью Palm Dog.

Премьера в Москве

Знакомить россиян со «старым Голливудом» Тарантино прилетел лично. Журналисты, которые просто не могли пропустить такое событие, пришли на встречу с мастером не с пустыми руками. Тарантино презентовали коробку подмосковного сыра. Он, кажется, подарок оценил.

Вопросов к режиссеру у собравшихся возникло немало. Не обошлось и без обсуждения русского кино. Тарантино признался, что в детстве очень любил советский фильм «Человек-амфибия», снятый еще в 1961 году по книге Александра Беляева.

Квентин Тарантино: «Если бы мне пришлось делать фильм о маленьком Квентине, живущем в 1969 году или 1970-х, был бы один российский фильм, о котором он знал. „Человек-амфибия“. Я включал 9-й канал в Лос-Анджелесе, и в начале 1970-х его показывали очень часто. Тогда я с удовольствием смотрел его. Я его обожал, хоть и не знал, что он русский».

В российской столице Тарантино не только представил свой фильм, но и осмотрел достопримечательности. Режиссер побывал в Государственном историко-культурном музее-заповеднике «Московский Кремль». А экскурсоводом выступил сам министр культуры Владимир Мединский.

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде».

Голливуд, знаменитости, кино, Питт, премьера, Тарантино.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

«Что нужно сделать, чтобы быть похороненным в Кремле или хотя бы рядом с Кремлем?» — поинтересовался режиссер. Ему объяснили, что для этого нужно быть как минимум членом царской семьи.

Мединский, кстати, тоже не оставил режиссера без подарка — преподнес ему копию первого издания книги стихов Бориса Пастернака «Близнец в тучах». Известно, что Тарантино является большим поклонником его творчества и в 2004 году даже побывал на могиле поэта в Переделкине.

Эксклюзивное интервью Квентина Тарантино НТВ

Корреспонденту НТВ Валерии Алёхиной удалось задать Квентину Тарантино несколько вопросов.

Режиссер неоднократно заявлял, что намерен завершить карьеру после выхода 10-го фильма. Но буквально несколько дней назад СМИ сообщили: «Однажды в… Голливуде» — 9-я лента мастера — может стать последней! В интервью НТВ Тарантино успокоил поклонников.

Квентин Тарантино: «Если я придумаю хороший сюжет, то обязательно сниму. Я хочу снять 10 фильмов, а это мой девятый».

Он также признался, что рад приезду в Москву. «Здорово быть здесь, видеть реакцию людей», — отметил режиссер.

Кровавая бойня 8 августа 1969 года

Дата премьеры в России выбрана совсем не случайно. Именно в этот день 50 лет назад случилось то, что перевернуло жизнь не только Лос-Анджелеса, но и всей Америки. Кровавая бойня, организованная Чарльзом Мэнсоном.

Мэнсон — один из наиболее известных американских преступников XX века. В 1968 году он стал лидером религиозной секты «Семья». В узком кругу пропагандировались безумные идеи о грядущей расовой войне, проводились наркотические секс-оргии, а также дьявольские обряды, во время которых сектанты резали животных и пили их кровь.

8 августа 1969 года Мэнсон и три его сообщницы зверски убили жену режиссера Романа Полански, актрису Шэрон Тейт, которая находилась на девятом месяце беременности, и четырех ее знакомых. Считается, что в общей сложности «Семья» причастна к 35 расправам.

Мэнсона приговорили к высшей мере наказания, но в 1972 году, после введения в штате Калифорния моратория на смертную казнь, приговор был заменен пожизненным заключением. Мэнсон умер в тюрьме 19 ноября 2017 года в возрасте 83 лет.

Имя Мэнсона стало нарицательным в американской массовой культуре, оно означает бессмысленную, нечеловеческую жестокость.

Возвращение великой иллюзии

Обозреватель НТВ Владимир Чернышёв одним из первых увидел новое творение великого Тарантино и поделился впечатлениями.

За Марго Робби наблюдать одно удовольствие. Даже если она в полумраке зала — только глаза блестят счастьем — смотрит фильм, забыв о попкорне. И да — ничто не помешает очарованию, даже когда она захрапит в кадре с отвисшей во сне челюстью, как другие героини. Видимо, что-то хорошее снится.

Марго Робби играет роль Шэрон Тейт. И если есть больший саспенс для сюжета, то это показывать счастливую в беременности Шэрон Тейт накануне события, положившего конец ее жизни и незамутненной сказке Голливуда. Тарантино — великий провокатор, говоривший, что в его фильмах не кровь заливает экран, а всего лишь клюквенный сок, — в данном случае взял за основу историю, где клюквенным соком не отделаться: ужас и боль вошли в реальность из статьи «Шэрон Тейт» в «Википедии» и уничтожили иллюзии. И если Голливуд — это демиург иллюзий, то Чарли Мэнсон, возникающий двумя репликами в кадре («Терри здесь больше не живет?»), — разрушитель Голливуда и всех его сладких грез.

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде».

Голливуд, знаменитости, кино, Питт, премьера, Тарантино.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

Для Тарантино мир кино — обитель истины, счастья, жизни и абсолюта, как небеса для монаха. И упомянув в названии Голливуд, он отправляет зрителя в эту свою обитель, где есть и рай, и ад с его кругами, отправляет в надежде, что чистилище еще возможно.

Марго Робби ходит по Голливуду в сексуальной мини-юбке и входит в полумрак кинозала, как в воды Стикса, чтобы остаться вне времени на целлулоидной проекции, над которой весело хохочут зрители: Шэрон Тейт смотрит комедию со своим участием в городском кинотеатре. Марго и Шэрон мало похожи друг на друга — у Шэрон в ее ролях более жесткий взгляд, а Марго добреет влажными от слез глазами и завораживает нежной улыбкой — допустим на секунду, что и Шэрон была такой. Быть может, стала бы менее приветливой и сексуальной в старости, но ведь не стала, оставшись навеки в 1969-м, ослепительно красивой и чуть холодной блондинкой.

И если целлулоид в кинозале дает не иллюзию, а истинное счастье, то съемочная площадка дает муки — если не муки ада, то испытания чистилища. И несчастный герой Ди Каприо в этих истязаниях на глазах перерождается — даже прическу меняет. Из звезды в ноунейма, а потом в человека и даже в супергероя — что-то среднее между Дэдпулом и Человеком-Пауком (Тарантино просил без спойлеров, но здесь не спойлер, а констатация драматургического развития персонажа).

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде».

Голливуд, знаменитости, кино, Питт, премьера, Тарантино.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

Герои фильма — актеры. И их жизнь — это их роли. Нет ролей — нет жизни. Тарантино не первый год в кино и все про них знает. Актер растворяется в ролях, часто теряя свою настоящую личность. Дублер актера — это вообще даже не личность, а дублер дублера — Брэд Питт в печальном взгляде на Ди Каприо в первой же сцене все говорит за своего персонажа. Это тень тени, когда герой Ди Каприо просит водить его машину, дублер пользуется этим, перемигиваясь с симпатичной девушкой на обочине.

— Ты актер? — спросит она.
— Каскадер, — честно ответит Брэд.
— Хочешь, отсосу? — спросит девушка.

Каскадер замнется на секунду и попросит свидетельство о совершеннолетии.

Тарантино сталкивает иллюзии — к середине фильма окончательно понимаешь, что это фантомы бродят по экрану, существа, возникшие из мечты о мире, где простой каскадер может побить в перерыве съемок самого Брюса Ли (наказать за понты — фантомная мечта любого подростка, а Тарантино и его герои и есть вечные подростки). В финале, о котором Тарантино просил журналистов до проката не говорить, но который вскоре станет предметом обсуждения в классических книгах о кино, эта перестройка неудачного прошлого в сознании подростка достигнет апогея.

Это как герой Ди Каприо, когда забывает текст роли на съемке, клянет себя в трейлере: как я мог? Какой позор! И в его воображаемой исправленной фантазиями жизни возникает наверняка правильный ход событий — роль без запинки и всеобщее восхищение.

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде».

Голливуд, знаменитости, кино, Питт, премьера, Тарантино.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

Девятый фильм Тарантино многих оставляет в недоумении. От автора ждут изобретательности диалогов, жесткости персонажей, негуманистической крови — клюквенного сока в кадре. Фирменные гэги «Криминального чтива» были хороши (« — Чей это мотоцикл? — Это чоппер, детка! — Чей это чоппер? — Зеда. — А кто такой Зед? — Зед мертв, детка. Зед мертв…»), но Тарантино не нанимался навеки писать забавные гэги, как не нанимался герой Ди Каприо вечно играть ковбоя в сериале, и не нанимался герой Брэда Питта быть его вечным дублером. Или как у Шэрон Тейт не получилось навеки быть их соседкой.

Ближе к концу понимаешь, что смотришь самый личный фильм Тарантино. Насколько может быть личным высказывание режиссера, всегда скрывавшегося за постмодернистской маской иронии, как герой Ди Каприо прячется за маской в рекламе, пожевывая жвачку (его представление о том, какие представления у зрителя о настоящем мачо). И когда ты вдруг понимаешь, что чуть занудное растянутое начало втягивает тебя в этот экранный мир, как в воронку, ты сам недоумеваешь: что в этой банальной истории с прочитанной в «Википедии» развязкой тебя держит? Ожидание беснования банды Мэнсона? Но вот почти три часа фильма прошли, а бандиты все не идут на дело.

Вместо этого мы видим, как герой Брэда Питта одной левой уделывает самого Брюса Ли, а герой Ди Каприо женится на итальянской актрисе в своем турне по съемочным площадкам спагетти-вестернов. Жены, кстати, отдельная тема для недавно женившегося Тарантино — итальянка храпит в самолете и получает всего несколько реплик на итальянском без перевода, а жена героя Брэда Питта вообще возникает флешбэком секунд на 10, чтобы поставить точку в описании архетипов семейных конфликтов. Тарантино, словно античный драматург, несколькими репликами рисует вечный и всеми узнаваемый конфликт и бросает его, чтобы развивать неспешное действие дальше.

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде».

Голливуд, знаменитости, кино, Питт, премьера, Тарантино.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

И вот ты смотришь на это, на узнаваемых героев, на воссозданную с пугающей достоверностью реальность 1969-го, на эту жару, которая будто льется в зал из кадра, чувствуешь запах опилок на ранчо, где живет «Семья» Мэнсона, и начинаешь понимать, что насилие неотвратимо, как закат карьеры в Голливуде, как смерть юношеских иллюзий, как гибель империй. Как смерть, наконец.

Как неотвратим конец любого фильма.

И если Тарантино всю жизнь игрался с кино, как с конструктором LEGO, то, повзрослев и наигравшись, он попытался сконструировать жизнь, но сила жизни, заложенная Главным Режиссером, все равно ведет к смерти, и здесь уже за клюквенным соком не спрятаться. И сколько режиссер ни чувствует себя Богом по отношению к своим героям, они тоже живут по законам, созданным от начала веков. Вытащив ножи, ребята Мэнсона рано или поздно пойдут по Голливудским холмам. Роман Полански улетит в Европу, чтобы вернуться потом домой в реальный ужас из собственного фильма «Ребенок Розмари», на гонорар с которого он и купил дом, в котором жил с Шэрон Тейт.

Спагетти-вестерны станут культовыми. Актер рано или поздно расстанется со своим каскадером. «Это не он слепой, это ты!» — крикнет девушка с ранчо Мэнсона вслед герою Брэда Питта. Реплика вполне положительного персонажа — любой другой на месте Тарантино вложил бы ее в уста сценарному резонеру, настоящее поучение и морализаторство. Герой не видит света, и ему на него указывают. Но у Тарантино все перевернуто — к моменту сцены на ранчо подготовленный зритель (читавший «Википедию») знает, что света здесь нет нигде. Зритель ведь знает, чем все закончится. Сериал, в котором снимался герой Ди Каприо, безнадежно устареет, Голливуд превратится в филиал Диснейленда и компьютерных игрушек, Стив Маккуин, возникающий в сцене на вечеринке, умрет в 50 лет, Брюс Ли скончается в 32 года, доживут ли до наших дней герои Ди Каприо и Питта — неизвестно, но, судя по их образу жизни и перманентной депрессии, — вряд ли.

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде».

Голливуд, знаменитости, кино, Питт, премьера, Тарантино.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

Точно выживет Роман Полански, недавно снявший очередной фильм и объявивший о начале работы над новым проектом, но Полански в фильме представлен совсем уж призраком — в три четверти затылка, франт с длинными волосами, периодически увозящий красавицу-блондинку в голливудскую даль на кабриолете. Итак, единственный живущий ныне персонаж фильма — наименее реален и растворяется в иллюзиях.

Зато его жена в исполнении Марго Робби — сама жизнь. Большую часть фильма не влияя никак на развитие сюжета, она улыбается, поглаживает беременный животик и танцует так жизнерадостно, что кажется невозможной параллельная депрессия главного героя — на этих солнечных холмах, в мире ярких афиш и уютных трейлеров. Нам бы их проблемы, как говорится.

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде».

Голливуд, знаменитости, кино, Питт, премьера, Тарантино.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

Но мы же знаем, что банда Мэнсона рядом. Брэд Питт побил самого Брюса Ли, но вот когда он посещает зловещее ранчо, за него реально страшно. Реальное зло в солнечной улыбке девушки с обочины, в колючих взглядах ее «сестер» — стандартный саспенс, столкновение героя с жутью. В этот момент тщетно гонишь от себя мысль, что Тарантино исписался и играет в банальность. Он же любит препарировать «Криминальное чтиво» и спагетти-вестерны. Но этот момент быстро проходит, как проходит время, жизнь и кино. В финале, о котором до премьеры нельзя говорить, все встает на места.

Пройдя через восемь фильмов, Тарантино убедился (и в девятом о том поведал): миром правит зло, реальное, банальное, как кухонный нож в руках психопата. Каким бы ты милым ни был, и пусть твоя главная трагедия — забытый текст и непродленный контракт, — ты не скроешься от него за декорациями съемочных павильонов. Но если бы Тарантино только это нам констатировал, мы бы пожали плечами, поаплодировали паре удачных диалогов и разошлись бы после сеанса, выбросив на выходе из зала пустую коробку из-под попкорна.

Мир во зле лежит — ну да, читал автор Достоевского. И что с того? А Тарантино не интересует, что мы скажем о его сценарии. Его, похоже, даже не интересует, что мы скажем о фильме. Он делает то, что редкий художник осмеливается сделать, — он ставит точку в своем творчестве. После «Однажды… в Голливуде» понятие «тарантиновское кино» заканчивает свою историю. Потому что в финале ты понимаешь, что клюквенный сок, чоппер Зета, окровавленная невеста, бешеные японки с острыми предметами, пули, пролетающие мимо Сэмюэла Джексона, танец Винсента Веги и жены Марселоса Уоллеса, сожженный Гитлер, перепутанные маски омерзительной восьмерки, фейковое письмо Линкольна в руках умирающего охотника за головами, бегство Джанго — это же и есть великие иллюзии! Мы всегда видим во сне что-то подобное, на грани бреда, но прочнейшим образом связанное с реальностью. Наши мечты, страхи, заново пережитые события — порой побег от реальности во сне выглядит еще более катастрофическим, но ведь это всего лишь сон, в котором спасаешься… Это и есть почти религиозный мотив спасения в прекрасной иллюзии, которая может быть правдой, но доказать это уже невозможно…

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде».

Голливуд, знаменитости, кино, Питт, премьера, Тарантино.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

И вот теперь, осознав финальные события «Однажды… в Голливуде», пройдясь неспешно вместе с героем вдоль ночных особняков, мы вдруг отчетливо понимаем, что Тарантино девять фильмов подряд погружает нас в сновидение, которое оттого и потрясает реалистичностью, что всего лишь сон. И если сам Тарантино убегает в кино, как в храм, то нас он призывает убежать в сон. Реальность настолько безысходна и страшна, что залитые кровью полы в сновидениях выглядят привлекательнее. Жизнь есть сон — давний тезис художников и философов — Тарантино выводит на новый уровень.

Сон, как и кино, заканчивается. Пробуждение не приведет нас к титрам или сценам после титров. Пробуждение напомнит нам, что в реальном мире декорации, в которых мы играем, в отличие от кино, ничего не стоят. Как и наша жизнь. И если есть в нас душа, то она в наших искренних грезах, где мы настоящие, где наш гнев и наша любовь равнозначны, как равнозначны добро и зло, а слезы высыхают с будильником.

И когда мы это поймем однажды — в Голливуде ли или в Бутове, — наша жизнь не будет прежней, как и жизнь Голливуда после ночи 8 августа 1969 года.

Российская премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде»
97
Спасибо за голос!

Читайте также

1 комментарий