Улицы разбитых фонарей
ТВ-Эфир
Улицы разбитых фонарей
  • Москва
    Москва
    Барнаул
    Белгород
    Благовещенск
    Владивосток
    Владикавказ
    Екатеринбург
    Иркутск
    Калининград
    Кемерово
    Комсомольск-на-Амуре
    Красноярск
    Магадан
    Находка
    Нижний Новгород
    Новосибирск
    Норильск
    Омск
    Оренбург
    Петропавловск-Камчатский
    Ростов-на-Дону
    Санкт-Петербург
    Томск
    Тюмень
    Улан-Удэ
    Уссурийск
    Уфа
    Хабаровск
    Ханты-Мансийск
    Челябинск
    Южно-Сахалинск
    Якутск
  • 29.06, 17:24
    Репортаж восьмой: Александр Чернов раскрыл тайну гибели отца.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

    Репортаж восьмой: Александр Чернов раскрыл тайну гибели отца

    Репортаж восьмой: Александр Чернов раскрыл тайну гибели отца

    Репортаж восьмой: Александр Чернов раскрыл тайну гибели отца

      Телекомпания НТВ продолжает показ цикла репортажей ко Дню Победы.

      9348
      Телекомпания НТВ продолжает показ цикла репортажей ко Дню Победы. Это истории людей, которые годами ничего не знали о судьбе близких, не вернувшихся с войны.

      Сегодня — история Александра Чернова из Мордовии. Долгие годы он пытался выяснить, как погиб его отец. Поиски привели в Германию, где вместе с корреспондентом НТВ Андреем Шиловым удалось узнать тайну гибели красноармейца Чернова.

      Сумка в дорогу — маленькая. Документы про отца — фотография и справка, что пропал без вести.

      Александр Чернов: «Единственное письмо, которое было у меня и, к сожалению, не сохранилось, — треугольник. Там было написано, что „гонят в Смоленском направлении“. И все, больше ничего не было».

      Александр Чернов-старший уехал из дома, из Мордовии, в мае 41-го на военные сборы. Александр Чернов-младший отца даже не видел: родился в ноябре 41-го.

      Узнав про гибель отца в Интернете, отправляется его маршрутом.
      Гонят в Белоруссию, под Могилёв.

      Валерий Киселёв, писатель: «Задачу поставили: сбросить противника в Днепр. А у командира тогда было всего пять батальонов пехоты».

      Историю 137-й стрелковой дивизии изучил писатель Валерий Киселёв.

      Валерий Киселёв, писатель: «Cо стороны Давыдовичей подошла колонна танков немецких. Особенно тяжелый был бой вот на этом поле. Вся панорама и есть место боя 624-го полка».

      По документам выходит, что здешний бой был первым для отцовской дивизии. Июль 41-го, отступление Красной Армии, нацистский блицкриг.

      Валерий Киселёв, писатель: «Женщина рассказывала, что тут наши убитые лежали вокруг полей прямо как скирды, как снопы».

      В лесу у села Красный Осовец до сих пор братские могилы буквально — на каждом шагу, не наступить бы.

      Валерий Киселёв, писатель: «Несколько человек захоронили здесь. Видимо, тех, с полей или тех, кто погиб в окрестности. И дальше такие же могилы. Одиночные, безымянные. Уже сосны выросли за это время».

      Чернов здесь не погиб, Чернов попал в плен. Первый бой и плен Чернова — 13 июля 41-го года, а накануне, 12 июля, на эту станцию Якобсталь по железке привезли уже первых советских военнопленных, 2000 человек.

      В 41-м, 42-м годах Чернов будет в нескольких лагерях для военнопленных. Сюда он прибудет в феврале 43-го и проживет здесь последние три дня.

      Лагерь для военнопленных Цайтхайн хотели сделать крупнейшим, теперь здесь музей. Во время войны в нацистский плен попало пять миллионов красноармейцев, выжило два миллиона. На барачной балке в Цайтхайне — календарь и фамилия «Мельников». Других фамилий нет даже на памятниках.

      Йенс Нагель, научный руководитель мемориала «Эренхайн-Цайтхайн»: «Фамилии и имена не указывались. Это была сталинская политика — держать в секрете все имена попавших в плен. Поэтому и не сообщали семьям».

      Александр Чернов: «М-м… А я думаю, почему фамилий-то нет!»

      Погибших пленных нацисты хоронили поначалу в отдельных могилах. Может, Чернов среди них? Фотографии лагерного кладбища после освобождения Красной Армией — могилы с табличками. В 48-м году все сравняли с землей. Снова братские могилы буквально на каждом шагу, ограды нет.

      Йенс Нагель, научный руководитель мемориала «Эренхайн-Цайтхайн»: «Видите, травы нет? На прошлой неделе мы провели первоначальные раскопки, пробовали копать в десяти местах. Здесь, например, нашли останки трех человек. И так везде».

      На месте лагеря не осталось ни одного документа про военнопленных. В архиве ФСБ хранят карточки выживших в плену, а карты погибших, сообщая о пропаже «без вести», хранили в архиве Минобороны.

      Чернов Александр Тарасович — по-немецки написано Вермахтом, по-русски НКВД. Теперь это имя передано в электронную базу музея Цайтхайн.

      Йенс Нагель, научный руководитель мемориала «Эренхайн-Цайтхайн»: «Ваш отец был в Кемнице, в какой-то ремесленной мастерской. Что это может быть, угольщик, на теплостанции, или на других работах, точно не скажешь».

      В карточке военнопленного есть и дата смерти — 20 февраля 43 года. Дата последней фотографии не указана.

      Йенс Нагель, научный руководитель мемориала «Эренхайн-Цайтхайн»: «Почти четыре месяца он был в лазарете. Скорее всего, у него был туберкулез».

      Александр Чернов: «На последней фотографии он какой-то худой весь был».

      В 43-м пленных в Цайтхайне хоронили уже в общих могилах.

      Александр Чернов: «Прости, отец, что я так поздно тебя нашел».

      Дорога домой, в Саранск лежит через Берлин.

      Александр Чернов: «Надежд мало было, что он живой. Ведь если бы он один „пропал без вести“, а то ведь тогда уже кругом такие картины были, как и у нас. Кто без вести пропал, кто убитый. Даже в моем детском понимании так было».

      Имя отца Александра Чернова теперь в поименном списке погибших. В музее Цайтхайна еще три года будут создавать полную базу — в ней появятся новые имена.

      Комментарии

      НТВ в социальных сетях