Как отрицатели болезней и антипрививочники провоцируют новые эпидемии

30.04.2022, 16:00

Видео программы «Научное расследование Сергея Малозёмова»

Пандемия коронавируса потихоньку начинает забываться. С тех пор, как нам разрешили не носить маски, прошло чуть больше двух месяцев. А кажется, что все это было в какой-то другой жизни. Однако даже в разгар карантина находились те, кто отказывался признавать серьезность происходящего. Они считали, что в красных зонах на самом деле никого не лечат, а вакцину называли опасной пустышкой. На каких аргументах держится недоверие антиваксеров к заявлениям властей и официальной медицины? Почему мифы и сомнения продолжают плодиться? Как отрицатели болезней убивают своих детей? Об этом — в новом фильме из цикла «Научные расследования Сергея Малозёмова».

Аргументам, которые используют отрицатели болезней и антипрививочники, уже больше 130 лет. «Власти поднимают бессмысленную панику, никакой болезни нет! Вакцина опаснее самого недуга, она вызывает туберкулез, сифилис, холеру, заражение крови!» И это не взятые из Интернета цитаты о прививке от коронавируса. Это выдержки из плакатов и газет XIX века, и все они о вакцине от оспы — одного из самых страшных инфекционных заболеваний, с которыми только сталкивалось человечество.

По примерным подсчетам, черная оспа унесла полмиллиарда человеческих жизней. Первые попытки защититься от нее предпринимались еще в древности. Это называлось вариоляция. Из оспины зараженного отбирали гной и переносили его в ранку, сделанную на коже здорового человека. И хотя метод был рискованным, он значительно (с 60–80% до 2%) снижал риск смерти при заражении. Вариоляцию на себе первыми в России успешно опробовали императрица Екатерина II и будущий наследник престола 14-летний Павел.

К XIX веку технология настолько усовершенствовалась, что в Европе вакцинацию начали проводить повсеместно. И сразу же появились первые антиваксеры. Для оспенной прививки использовали материал, взятый у коров. И отрицатели, конечно, боялись, что вакцина превратит человека в домашнюю скотину. Но именно благодаря массовым прививкам, оспу удалось ликвидировать.

Одна из последних вспышек инфекции, которая, если бы не вакцины, могла обернуться катастрофой, возникла в Москве в 1959-м. Смертельно опасную инфекцию тогда привез из азиатского путешествия художник Алексей Кокорекин. Включив все ресурсы, вспышку подавили всего за 19 дней именно при помощи прививок.

Замечено не раз — как только в обществе появляются антиваксерские настроения, тут же поднимают голову опасные инфекции. Так произошло буквально несколько лет назад с корью, от которой вполне реально умереть. Из-за уменьшения доли привитых стремительно выросло число заражений и смертей во многих странах, в том числе и европейских. Ярче всего ситуация проявилась в Самоа, маленьком островном государстве в Тихом океане. Слухи о том, что двое малышей якобы погибли от прививки, что потом оказалось неправдой, привели к массовому отказу от вакцинации. В стране разразилась эпидемия, умерли 83 человека, в основном дети до четырех лет. Властям пришлось объявить локдаун. Волну заражений удалось остановить только благодаря массовой вакцинации.

Почему отрицатели болезней упорствуют, несмотря на обилие доказательств? Та же история уже много лет происходит со СПИДом. Многие отрицатели умирают от несуществующей, с их точки зрения, болезни, но яркость речей не ослабевает. Это очень интересный прежде всего психологический феномен.

Ученые уже давно не только обнаружили вирус иммунодефицита человека, но и сняли на видео, как он проникает в клетку. Но до сих пор многие называют ВИЧ самой крупной аферой XX века.

Наталья Ладная, старший научный сотрудник ЦНИИ эпидемиологии и Роспотребнадзора: «Росстат публикует данные, что 20 тысяч человек умирает в год от ВИЧ-инфекции. К сожалению, у нас постоянно умирают дети из-за того, что их родители не верят в ВИЧ-инфекцию, отказываются сами принимать терапию и отказывают в терапии детям. По России речь идет где-то о 100 детях».

Вылечить ВИЧ медицина пока не может (это случилось считаные разы и стало результатом сложной экспериментальной терапии), но препараты, подавляющие развитие вируса, позволяют пациентам жить долгие годы и даже не заражать своих партнеров. Однако отрицатели по-прежнему есть. Они уверяют, что лекарства от ВИЧ очень токсичны, и это не вирус, а таблетки убивают иммунитет. Так же считала и бывшая диссидентка Алёна. Терапию она не принимала сама и не давала ребенку. Муж убедил женщину, что никакой болезни нет. Всерьез она засомневалась в этом, только когда увидела у ребенка те же симптомы, что были у мужа незадолго до смерти.

Сейчас Алёна принимает терапию, она снова вышла замуж. И у супруга нет ВИЧ. У этой истории счастливый исход. Но так бывает далеко не всегда, говорит Андрей Кочетков, врач по образованию, который давно борется в Интернете с отрицателями болезней. Самое горькое, рассказывает Андрей, было видеть, как родители, отрицая болезнь, губят своих ни в чем не повинных детей.

Андрей Кочетков, научный журналист, соорганизатор интернет-группы против ВИЧ-диссидентства: «Одним из самых заметных примеров ВИЧ-отрицания служит история Софьи Мясковской, которая похоронила двоих своих детей, умерших от ВИЧ-инфекции. Это два мальчика. Оба ребенка заразились, она отказалась их лечить. И они умерли, мы наблюдали их смерти практически онлайн. Сама Софья, к сожалению, отказалась принимать горькую истину. Она отрицала смерть своих детей, говорила, что с ними все в порядке. И в конце концов сама умерла от этого заболевания».

Это лишь одна из десятка трагических историй, которые Андрей наблюдал, когда вел группу против ВИЧ-диссидентства в российской социальной сети. Затем, после переезда в Германию, он переключился на отрицателей коронавируса. И увидел, что новая, как говорят отрицатели, «модная инфекция» не менее опасна, если в нее не верить. Вместе с единомышленниками он собирает и публикует свежие данные. Например, они подсчитали, что каждая десятая, а по другим данным, и каждая третья прививка от ковида в России была сделана, как говорят, в раковину — то есть сертификат купили. Андрей с сожалением отмечает, что диссидентов все еще много в России, Европе, США. И многие из них совершенно не хотят ничего слышать.

Уже тысячи лабораторий по всему миру миллионы раз разложили по косточкам строение вируса, его сфотографировали и очень хорошо изучили, но отрицатели все равно будут твердить, что возбудителя никто не видел. Да, иногда постижение научных открытий требует мыслительных усилий, и это пугает, многим людям куда проще взять и отмахнуться.

Отрицание болезней — опасное явление. Очевидно, его порождают обычные людские эмоции и чувства, страх перед болезнью и смертью, желание защитить близких, стресс, неуверенность в себе. И эти базовые реакции на катаклизмы мирового масштаба человечество вряд ли сможет изжить. Но каждый из нас может сделать другое. Воспитать в себе критическое мышление, избегать поспешных решений и уважать науку. Благодаря ей на планете больше нет чумы и оспы, дети не умирают массово в младенчестве, а средняя продолжительность жизни сильно превышает те 30 с небольшим лет, которые были еще в начале XX века. Это называется прогрессом, и отрицатели, к счастью, не смогут его остановить.

Читайте также