• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 4914
    • 0

    Они звали его Витя: переводчик Суходрев был предан вождям до конца жизни

    Они звали его Витя: переводчик Суходрев был предан вождям до конца жизни
    • Они звали его Витя: переводчик Суходрев был предан вождям до конца жизни
    • Как в мире отреагировали на объявление частичной мобилизации в России
    • Лавров: США пытаются превратить весь земной шар в свой «задний двор»
    • Мобилизация: кого призовут в первую очередь и кто получит отсрочку
    • Бывший муж актрисы Тихомировой повесил на нее многомиллионные долги
    • Лавров заявил о применении Западом двойных стандартов в отношении референдумов
    • Европейское единство затрещало: кого могут «попросить на выход» из ЕС
    • Момент смертельного ДТП с актером Пускепалисом
    • Эксперты оценили вероятность ядерной войны из-за Украины
    • США с союзниками хотят «остановить маховик истории»: выступление Лаврова в ООН
    • Красная Шапочка и Русалочка: в «Шоу Аватар» впервые разоблачили сразу двоих участников
    • Минобороны опубликовало дополнительные объяснения о частичной мобилизации
    • Друг погибшего в ДТП Пускепалиса раскрыл детали аварии

    Сегодня в Москве на 82-м году жизни скончался Виктор Суходрев — человек, от которого в годы «холодной войны» напрямую зависело взаимопонимание лидеров мировых сверхдержав. Работа личным переводчиком Хрущёва и Брежнева была для него по-настоящему дипломатической.

    Поделитесь этой новостью

    Виктору Суходреву не раз приходилось применять все свои таланты, чтобы объяснить западным слушателям истинный смысл того или иного высказывания первого лица Советского Союза. Коллеги по цеху единодушно называют Суходрева образцовым переводчиком.

    На кадрах хроники Виктора Суходрева едва разглядишь. Он хоть и в паре шагов от первых лиц, но всегда за спиной, на втором плане, неизменный спокойный. Хотя слова, которые он переводил, многих тогда заставляли вздрогнуть. Это от Суходрева Америка услышала хрущёвское «Мы вас похороним».

    Виктор Суходрев, личный переводчик Хрущёва и Брежнева: «Я не то что смягчал, но старался поддерживать нормальную тональность разговора, не вкладывая в свой перевод каких-то особых угроз, который, как я чувствовал, у самого Хрущёва-то в душе не было».

    Советские вожди говорили с миром его голосом больше 30 лет. Брежнев звал его Витя и просил «обкуривать» — подымить сигаретой рядом, когда табак генсеку уже запретили. Выручать стареющего начальника Суходреву доводилось и на глазах у всего мира, на венских переговорах по разоружению.

    Виктор Суходрев: «Требовался короткий ответ всегда. Я, соответственно, ручкой своей зачеркнул пол-листа. Дал ему этот самый листок. Он посмотрел что там зачеркнуто и говорит: „А это что не надо читать?“ Ну я ответил: „Не надо“. Причем это довольно приходилось говорить громко потому, что он плохо слышал».

    С западными лидерами тоже не только по протоколу. С британским премьером Вильсоном он менялся трубками. А на фото с обложки журнала Life у Суходрева заметен флюс. Избавиться от зубной боли помогал лично американский президент Линдон Джонсон.

    Виктор Суходрев: «Он говорит: „Сейчас минуточку, у нас такое тоже бывало“. У нас, сказал он, по-королевски. Он нажал какой-то там звоночек, прибежал его адъютант, он сказал: „Вызовите мне моего врача“. Тот пришел и Джонсон ему объяснил, в чем дело. Тот мгновенно принес какие-то таблетки, стакан воды. Я проглотил таблетку, сильно действующая надо сказать. Минут через 10 у меня все прошло».

    Эти личные отношения невозможны были бы без феноменального профессионализма. Это как надо работать, чтобы советскому переводчику американский госсекретарь посылал приветы?

    Павел Палахченко, переводчик Горбачёва и Шеварднадзе: «Я с удовольствием всегда передавал Виктору Михайловичу привет от Генри Киссинджера, от Джорджа Шульца, когда мне в 90-е годы и впоследствии доводилось с ним встречаться. Они его всегда вспоминали, вспоминали с большой любовью, как человека, работе которого и человеческим качествам которого они полностью доверяли».

    По фото на стене его загородного дома можно было вкратце изучить историю советско-американских отношений.

    Виктор Суходрев: «И вот здесь, можно сказать, основные вехи мои».

    Но в его историях разоблачений или уж тем более желтизны не найти. Рассказывая исторические анекдоты, свидетелем которых он не раз бывал, Виктор Суходрев сохранял почтительное уважение к их героям. Своеобразная преданность. По нашим временам — очень редкая.