• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    На суде по делу Кулаева выясняются новые факты 16+

    На процесс по делу Кулаева сегодня приглашали директора школы.  16+

    108
    0
    Поделитесь этой новостью

    На процесс по делу Кулаева сегодня приглашали директора школы. Но, как сообщает корреспондент телекомпании НТВ, четвертый раз, сославшись на плохое самочувствие, она так и не пришла. Участники процесса хотели услышать директора, а получилось, что услышали от других о ее бездействии.

    Татьяна Кузнецова, потерпевшая: «Дети просили её: „Лидия Александровна!“», — кричали ей. Она сказала: «Никто меня не зовите, я никому ничего не буду помогать. Вы, в общем, бараны…»

    Потерпевшая Лариса Томаева выступала на процессе второй. Она заявила, что заложенная в спортзале взрывчатка могла и не сдетонировать, поскольку боевики хотели заложников запугать, а не взорвать.

    Лариса Томаева, потерпевшая: «От одного конца до другого конца были развешены вот эти самодельные устройства. Их много раз задевали кто встанет: там уборщица высокая — она несколько раз задевала. И мы в страхе, в ужасе кричали ей… Вот я не специалист, но я думаю, что первое время у них там было не подключено».

    Когда боевики заводили Томаеву в школу со двора, она успела их посчитать. Только шахидок, говорит она, было трое, а всех боевиков — больше полсотни.

    Лариса Томаева, потерпевшая: «Пишут везде 32. Забудьте про это. Их было около 70 человек. Постоянно, которые дежурили в зале, их было 25–30. А те, которые стояли в коридоре — они никогда больше в зал не заходили».

    Суду еще предстоит выяснить, откуда у боевиков появилось оружие. По официальной версии, они привезли его с собой в день захвата. Но потерпевший Владимир Томаев — он живет неподалеку от школы — видел, как школьные рабочие сидели на больших ящиках, с виду похожие на военные.

    Владимир Томаев, потерпевший: «Перед терактом 28 или 30 — я не помню — я видел военные ящики возле главного входа. На них сидели люди — человек шесть».

    Никто из допрашиваемых сегодня лицо Кулаева не припомнил. Весь процесс обвиняемый молча смотрел в пол, а когда спрашивали, сухо отвечал на вопросы. Журналисты даже охарактеризовали этот процесс так: «Кулаев спит — суд идет».

    Бесланские женщины считают, что Кулаев все знает, но молчит. Некоторые из них полагают, что их родные могли погибнуть от выстрелов тяжелой артиллерии, и поэтому требуют взять под стражу военных.

    Однако заместитель генпрокурора Николай Шепель сегодня озвучил итоги специальной экспертизы, которую проводили чтобы выяснить: могло ли здание школы загореться от выстрелов огнеметов.

    Николай Шепель, заместитель генерального прокурора РФ: «Нами назначена и проведена экспертиза в военной Академии радиационной, химической и биологической защиты, которая четко сказала, что РПОА не является оружием зажигательного действия. И все разговоры о том, что применялось запрещенное международными договорами и конвенциями оружие, они сами по себе отпадают».

    Из 1343 потерпевших не допрошена и половина. Внести некоторую ясность в этот процесс могут результаты проверок сразу двух парламентских комиссий. Одна из них — североосетинская — сегодня заявила, что обнародует все данные уже в сентябре.