• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    В петербургской постановке «Летучей мыши» сделан упор на рога

    В петербургской постановке «Летучей мыши» сделан упор на рога

    На сцене «Санкт-Петербург Опера» представляют оригинальную премьеру оперетты Иоганна Штрауса, в которой сцену оформили главным символом супружеской измены.

    951
    1
    Поделитесь этой новостью

    В «Санкт-Петербург Опера» премьера. Сегодня в театре представят свою версию яркого образца жанра венской оперетты — «Летучую мышь» Иоганна Штрауса. Работая над постановкой, художественный руководитель Юрий Александров решил использовать авторское либретто Николая Эрдмана. То самое, которое звучало в знаменитой киноверсии «Летучей мыши» Яна Фрида.

    Произведение Штрауса — ныне востребованное и признанное — не сразу приняла критика. Оглушительный успех пришел через несколько лет после венской премьеры 1874 года в Берлине. Петербургскую версию «Летучей мыши» перенесли в начало ХХ века.

    Пока исполнительница партии Розалинды Елена Тихонова примеряет маску к костюму «Летучая мышь», режиссер спектакля надевает корону, изготовленную для исполнителя партии Князя Орловского.

    Юрий Александров также поясняет, почему главных героев — Айзенштайна и его жену Розалинду — переселил в швабский домик. С большим количеством рогов в интерьере.

    Юрий Александров, народный артист России, художественный руководитель театра «Санкт-Петербург Опера»: «Все в рогах. Почему рога? Во-первых, в спектакле речь идет о супружеской измене. Рога — это необходимый атрибут. Почему так много рогов? Потому, что измен было много в этом спектакле».

    По словам Юрия Александрова, головы благородных животных — ослов и баранов — смотрят на людей, словно оценивая с позиции нравственности и правдивости. Для постановки Александров выбрал либретто Николая Эрдмана, в котором драматург остроумно определяет предел вранья не только для семьянина, но и для политика. Художественный руководитель театра объясняет, как среди опер в афише оказалась оперетта.

    Юрий Александров, народный артист России, художественный руководитель театра «Санкт-Петербург Опера»: «В основном репертуаре мы купались в крови, душили героинь, сбрасывали со скалы, они сходили с ума. А теперь нам захотелось чего-то человеческого».

    Александров жалуется, что ему проще поставить пять «Тосок», чем одну «Летучую мышь». Артистам, относящихся с трепетом к своему вокалу, пришлось не только петь, но еще и говорить.

    Корреспондент НТВ Павел Рыжков оценил исполнение и декорации.