• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 3382
    • 0

    Премьера Польши сравнили с Гитлером из-за призыва уничтожить русский мир

    Премьера Польши сравнили с Гитлером из-за призыва уничтожить русский мир
    • Премьера Польши сравнили с Гитлером из-за призыва уничтожить русский мир
    • Кремль: страны Запада причастны к блокаде украинских портов

    Польский премьер Моравецкий назвал идеологию русского мира «раковой опухолью», которая грозит всей Европе, и призвал западных союзников усилить помощь Украине, чтобы покончить с распространением пророссийской идеологии. В Кремле это заявление назвали «квинтэссенцией ненависти к русским». Этот польский деятель подзабыл, что и Польша не так давно входила в русский мир, являясь малозначимой частью Российской империи. Или, наоборот, старается это забыть.

    Поделитесь этой новостью

    Моравецкий пошел в атаку на Россию английскими буквами после просмотра парада Победы на Красной Площади.

    Матеуш Моравецкий, премьер-министр Польши: «В этот понедельник в Москве прошел парад, посвященный окончанию Второй мировой войны. Владимир Путин в очередной раз представил миру миф о победе России над нацизмом».

    Для Моравецкого наша победа — это миф. Миф со стершимися подробностями — он путает название страны, говоря о России, а не об СССР. В английском языке нет разницы между словом «русский» и «россиянин». Моравецкий этот термин педалирует, ведя атаку и на государство, и по национальному признаку. Если бы он заменил слово «русский» на «арабский», «китайский» или «черный», то его «польский гонор», по выражению Достоевского, был бы в Европе быстро снят.

    Матеуш Моравецкий, премьер-министр Польши: «Русский мир — это раковая опухоль, которая пожирает не только большую часть российского общества, но и представляет смертельную угрозу для всей Европы. Поэтому недостаточно поддерживать Украину в ее военной борьбе с Россией. Мы должны полностью искоренить эту чудовищную новую идеологию».

    Моравецкий считает «русский мир» новой идеологией. Но еще в XIX веке в Санкт-Петербурге издавалась такая общественно-политическая консервативная газета. Закрыта она была еще в 1880 году.

    Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента РФ: «Это квинтэссенция той ненависти к русским, которая, наверное, как метастазы поразила как всю польскую политику, все польское руководство, так и, собственно, польское общество во многом».

    Не только заявления, но и действия: счета российского посольства в Варшаве заблокированы до конца лета. Вандалы осквернили мемориальное кладбище советских солдат в столице Польши. Польские власти до сих пор не принесли извинения за нападение на российского посла. Моравецкий, вспоминая нацистов, говорит о том, они хотели уничтожить конкретные нации, в том числе польскую. Теперь он сам предлагает полностью уничтожить русский мир.

    Ирина Яровая, вице-спикер Госдумы Ирина Яровая: «Все, что он заявил, это преступление. Это проявление фашизма и экстремизма. Что предложил, собственно говоря, господин премьер Польши? Искоренить что? Какой русский мир? Миллионы граждан по всему миру, миллионы людей? Русскую культуру? Русский язык? Душу? Добро? Милосердие? Или жизни? Все его предложения ровно про это. Про экстремизм и фашизм в современном проявлении. И, несомненно, любое должностное лицо, которое делает такие заявления, становится преступником».

    Александр Адабашьян, режиссер: «Гитлер предлагал решить еврейский вопрос. Моравецкий предлагает решить русский вопрос. Аргументы, методы одни и те же… Музеи немножко почистят, в запасники отнесут. Аккуратненько. Потому что потом опять поволокут обратно. Так же, как партитуру „Щелкунчика“ — тоже не будет сжигать. Ну, сложат аккуратно где-нибудь, потом опять вытащат. Все это недальновидно, все это сиюсекундно, все это вот на потребу того коллективного Гитлера, который, в общем, сейчас всем командует. Ну а Польша — что Польша? Дотационная страна, нужно как-то это отрабатывать. Может, за это что-нибудь обломится».

    Французская газета Le Monde между тем отмечает, что из книжных магазинов смели переводные издания Достоевского, Гоголя, Толстого и Пушкина. Хотя недавно утверждали, что Достоевский их достал, на Чехова они чихали, а Гоголя не будут и гуглить. Русские книжные ярмарки в европейских городах в этом году отменили, но читатели берут, что еще осталось у букинистов из запрещенки — они захотели понять русскую душу.

    За наших писателей, идеологов и создателей идеи «Русского мира» не обязательно заступаться — всем ненавидящим Россию они давно ответили, и готовы повторить на любом языке в многомиллионных переизданиях. Так, Достоевский, выводящий «жалких полячков» исключительно шулерами, пьянью, дранью и фальшивыми дворянами, в дневнике за 1877 год писал о том, что в Европе совсем мало интересуются изучить наш народ, который они так ненавидят и постоянно боятся. Но, говорил писатель-пророк, «во вред же себе говорят, а коли так, то приносят и нам не вред, а пользу». «Эта скудость европейских о нас познаний — все это для нас отчасти и выгодно». В общем, Фёдор Михайлович сегодня с нами.

    Лиза Герсон