• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Признание Нуланд о лабораториях на Украине шокировало американских политиков

    Признание Нуланд о лабораториях на Украине шокировало американских политиков
    • Признание Нуланд о лабораториях на Украине шокировало американских политиков

    Постпред России в ООН заявил, что исследования по усилению свойств смертельно опасных болезней велись в 30 лабораториях на Украине, а финансировали и контролировали их в Минобороны США. Вашингтон все обвинения отрицает, а сведения о деятельности лабораторий называет дезинформацией.

    Поделитесь этой новостью

    До этой недели в Соединенных Штатах вообще отрицали наличие каких-либо биолабораторий на Украине. И любые намеки на это воспринимались как провокация. Поэтому заявление заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд на слушаниях в Сенате прозвучало совершенно неожиданно.

    Марко Рубио, сенатор от штата Техас: «У Украины есть химическое или биологическое оружие?»

    Виктория Нуланд, заместитель госссекретаря США: «На Украине есть центры биологических исследований. Мы обеспокоены тем, что российские вооруженные силы пытаются получить над ними контроль. Мы работаем с украинской стороной над предотвращением попадания объектов исследований в руки русских в случае, если они подойдут к центрам».

    Слова Нуланд явно застали сенаторов врасплох. Ведь вопрос к ней был о химическом и биологическом оружии, а она почему-то вместо простого «да» или «нет» заговорила именно о лабораториях. Получается, они и оружие как-то связаны.

    Конгрессмен Томас Масси написал, что «так много пропаганды с обеих сторон», что он всерьез не воспринимал опасения об украинских биолабораториях. «Это серьезное признание, под клятвой, от человека, который наверняка в курсе», — написал конгрессмен.

    В США до сих пор пытаются выяснить, чем занималась китайская биолаборатория в Ухане, почему Вашингтон перечислял туда деньги и не оттуда ли появился COVID-19.

    Рон Джонсон, сенатор от штата Висконсин: «Я был на этих слушаниях и был весьма удивлен тем, что сказала нам замгоссекретаря Нуланд. Я, например, был очень озабочен нашей активностью с лабораторией в Ухане. Я пытался получить доклад Госдепа о лаборатории в Ухане, но Госдепартамент не был со мной откровенен».

    Негативный эффект попытался нейтрализовать Белый дом, просто переведя стрелки на Россию. Мол, если та раздувает историю с биолабораториями, значит, сама задумала что-то плохое.

    Джен Псаки, пресс-секретарь Белого дома: «Россия не раз придумывала откровенную ложь вроде той, что у США или Украины есть программа химического и биологического оружия, над которой они работают. Но на самом деле это у России есть подобная программа, есть история использования ими биологического и химического оружия, и сейчас мы должны смотреть в оба за возможностью нового применения».

    В Вашингтоне уверяют, что лаборатории занимаются исключительно научными исследованиями, а созданы были для уничтожения патогенов, разработанных еще во времена СССР, и никакими военными разработками сейчас там не занимаются. Но если все так, тогда зачем опасаться, что их содержимое может попасть в руки российской армии?

    Тулси Габбард, политик: «Она не сказала нет, когда отвечала на вопрос есть ли на Украине химическое или биологическое оружие. Очевидно, что другой ответ — это признание в нарушении конвенции по химическому и биологическому оружию. А второе — они тщательно пытаются все это скрыть. А когда об этом стало известно, вместо того чтобы сказать, что да, опасные патогены находятся в зоне конфликта и не в одной точке, а в 20–30 лабораториях на Украине, это глобальный кризис, мы немедленно предпримем действия, они начинают обвинять других».

    Но самое интересное заявление сделал Роберт Поуп, который в Пентагоне отвечал за ликвидацию остатков химического и биологического оружия в странах бывшего СССР, в том числе и на Украине. В интервью бюллетеню ученых-атомщиков Поуп сказал буквально следующее: «В этих лабораториях не исследуют и не производят биологическое оружие. Но ученые есть ученые. Меня не удивит, если некоторые из коллекций штаммов в некоторых лабораториях до сих пор содержат патогены, оставшиеся со времен советской военной биохимической программы».

    То есть, иными словами, опасность все-таки существует, и ее нельзя сбрасывать со счетов.