• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 1567
    • 2

    Зэки вместо мигрантов: можно ли за решеткой зарабатывать 200 тысяч в месяц

    Зэки вместо мигрантов: можно ли за решеткой зарабатывать 200 тысяч в месяц
    • Зэки вместо мигрантов: можно ли за решеткой зарабатывать 200 тысяч в месяц
    • У перенесших COVID-19 детей начали выявлять тяжелые осложнения
    • «Она истеричка»: муж избившей сына Пьехи женщины выгнал ее из дома
    • СК заинтересовался скандалом с аутистами во дворе питерского ЖК
    • «Пошло и безвкусно»: дизайнер оценила золотые интерьеры главы ГИБДД Ставрополья
    • В России двумя компонентами вакцины привились более 20 миллионов человек
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • Ужасы жизни Бритни Спирс могут изменить закон об опеке
    • ФСБ провела масштабные обыски в подразделениях ростовской ГИБДД
    • «Вписка удалась»: в Сети обсуждают секс-видео с 15-летней школьницей на вечеринке
    • Порноролик с преподавателем красноярского вуза шокировал студентов
    • Выплаты по 10 тысяч рублей на школьников начнутся со следующей недели
    • После мощного землетрясения у берегов Аляски объявили угрозу цунами
    • Турист босиком бежал от медведя 10 километров, но не смог спастись
    • Россиянка родила чужого ребенка из-за путаницы с эмбрионами во время ЭКО
    • На Аляске объявлен режим ЧС после разрушительного землетрясения
    • «Это делает его еще более опасным»: Байден сообщил о «реальной проблеме» Путина
    • Режиссер Меньшов призвал петербургскую молодежь поверить в Путина
    • Что на самом деле случилось с певицей МакSим

    С легкой руки представителя ФСИН России появилась новая профессия мечты — зэк. Это не шутка. Где еще найдется в списке вакансий предложение с зарплатой в 200 тысяч рублей. Где и кем работают самые высокооплачиваемые заключенные России, которые получают больше менеджеров и программистов?

    Поделитесь этой новостью

    У посетителей крепости, расположенной на высоком холме в Тоскане, есть возможность попробовать кусочек стейка, приготовленный отбывающим наказание убийцей. Изысканные блюда, живая музыка, просекко льется рекой. Дорогой ресторан? Но тут едят пластиковыми ложками и вилками. Это тюрьма строго режима, откуда за пять веков не было ни одного побега. Жалоб на изысканность пищи, приготовленной поварами-мафиози, и культуру обслуживания официантов-грабителей нет. В некотором смысле в эту тюрьму в Италии заключенные даже мечтают попасть, ведь арестанты здесь получают даже больше, чем надзиратели.

    Но возможно ли такое в России? Судя по растиражированным сообщениям ФСИН, в которых предлагалось заменить зэками трудовых мигрантов, можно уже представить себе очередь из желающих с лозунгом «Хочу в тюрьму». Если верить ФСИН, то зэки зарабатывают больше многих законопослушных граждан, ведь зарплата осужденных в колониях якобы достигает 200 с лишним тысяч.

    Как такое вообще возможно? К примеру, плоды труда заключенных продают на ярмарке в Екатеринбурге: сувениры, тушенка, молоко. В одной из свердловских колоний наладили выпуск диванов бинго. Неужели такой труд стоит 200 тысяч в месяц?

    Виталий Милонов, депутат Государственной думы РФ: «Ну, 228 тысяч — это, наверное, какие-то исключения из правил. Это, может быть, какой-то осужденный хакер так получает, который занимается спецоперациями».

    Если верить данным ВЦИОМ, 70% россиян поддерживают идею привлечения заключенных к принудительному труду. Кто-то, конечно, увидел в этом отсылку к ГУЛАГу, но можно копнуть немного глубже и вспомнить, что американцы еще до всякого ГУЛАГа начали использовать труд заключенных на благо общества.

    Владимир Жириновский, лидер ЛДПР: «Вот в Америке печати госучреждений делают. Никакого вреда здесь нет, люди хотят работать, иначе там, сидя на нарах, сходят с ума. Когда в любых малых городах люди увидят, что зэки зарабатывают 50 тысяч, а ты сидишь безработный, да стучаться будут в дверь и проситься работать».

    Действительно, если сотни тысяч рабочих рук и умов сидят в казенных домах без всякой пользы, то почему бы не дать им возможность заработать? В исправительном центре под Тамбовом, кажется, все прелести такого подневольного труда: в нерабочее время можно присесть на кровать, чего точно нельзя сделать на нарах в зоне, можно даже пользоваться мобильником.

    Пожалуй, главная проблема таких исправительных центров, которые представляют собой что-то вроде зоны комфортного режима, где заключенный может жить и ходить по соседству на работу, в том, что в России их единицы. Стало быть, их создание ложится на плечи работодателей.

    Например, нужны ли заключенные на стройке в самом центре Москвы, где сейчас делают ремонт гости столицы из Средней Азии.

    Дмитрий Карпухин, главный инженер строительной компании: «Они могут конкурировать уже по зарплате с сотрудниками из регионов. Но после выходных тут не будешь думать, выйдет человек на работу или не выйдет, потому что опять забухал».

    Есть только один нюанс: из за коронавируса гастарбайтеры нынче в дефиците.

    Дмитрий Карпухин: «Если у вас будет выбор, таджика за 2 тысячи взять или заключенного за 1 тысячу, я не знаю. Если пожизненно сидит там, какой-нибудь серийный убийца, то зачем он тут нужен».

    Владимир Жириновский: «Да что значит зэки, успокойтесь вы. Вот, налоги не так уплатил, получил срок. Ну, пусть идет и работает. Убийцы пусть сидят, наркодилеры пусть сидят, поэтому нет никакой опасности».

    Может быть, московскому прорабу, который все еще сомневается, кого выбрать, стоит заглянуть в ведомости?

    Игорь Крошкин, эксперт Фонда «Защита прав заключенных»: «Я взял для информации сводную ведомость швеи-моториста. Самая высокая зарплата за 22 рабочих дня, это было в апреле, — 400 рублей 82 копейки».

    За плечами Игоря Крошкина шесть лет колонии, теперь он бизнесмен и правозащитник.

    Игорь Крошкин: «Задача стоит одна — дармовая рабочая сила».

    Если получится сдавать зэков в аренду бизнесу, не появиться ли соблазн судить граждан активнее? А еще до сих пор неизвестно имя того счастливчика, который напал на золотую тюремную жилу и заработал в месяц 200 тысяч рублей. Может, ФСИН не раскрывает его в целях его же безопасности, и свое имя он раскроет сам, когда выйдет на свободу? Другой вопрос, что, зарабатывая в местах не столь отдаленных такие деньги, захочет ли заключенный вообще выходить?

    Алексей Петрушко