• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 1286
    • 2

    На Урале семья потеряла ипотечную квартиру и вынуждена выплачивать за нее кредит

    На Урале семья потеряла ипотечную квартиру и вынуждена выплачивать за нее кредит
    • На Урале семья потеряла ипотечную квартиру и вынуждена выплачивать за нее кредит
    • Белорусская легкоатлетка Кристина Тимановская попросила МОК о помощи
    • В США не утихают скандалы вокруг принудительной стерилизации заключенных и мигрантов
    • Террористическая организация «Дети огня» взяла на себя ответственность за пожары в Турции
    • Вычет на фитнес, ипотека, пенсии: что изменилось с 1 августа
    • Красота не по-детски: депутаты взялись за подиум для несовершеннолетних
    • Порноролик с преподавателем красноярского вуза шокировал студентов
    • Трехлетним близнецам с редчайшим синдромом срочно нужен дорогой препарат
    • Подарок для мошенников: документы десятков клиентов банка нашли на свалке
    • «Вписка удалась»: в Сети обсуждают секс-видео с 15-летней школьницей на вечеринке
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате

    В безвыходную ситуацию попала семья Шипигузовых из Кунгура. Несколько лет назад они купили в ипотеку квартиру, сделали ремонт, как вдруг им сообщили, что жилье это — объект мошенничества. Шапигузовых с детьми выставили за дверь, причем на этапе покупки двушку проверяли как положено. Теперь потерявшие и все вложенные средства люди еще и обязаны выплачивать ипотеку за квадратные метры, которые им не принадлежат.

    Поделитесь этой новостью

    Семье Шипигузовых пришлось попрощаться с единственным жильем, купленным в ипотеку, как им казалось, по закону и по всем правилам. Под пристальными взглядами приставов и понятых важной походкой, скрестив руки на груди, Евгений Полежаев осматривает свои владения, которые ему удалось отвоевать в суде у матери двоих маленьких детей. Шесть лет он не появлялся здесь и не высказывал претензий Шипигузовым, а теперь решил выплеснуть все разом.

    Осматривая жилплощадь, Полежаев предается воспоминаниям: здесь, мол, когда-то стоял телевизор, холодильник, а тут диван, да и подвесные потолки кто-то умыкнул. Перед камерой Полежаев настойчиво еще раз объяснил всем присутствующим, что он вроде как сам жертва, так как товарищ, которому в далеком 2012 году сдал комнату, обманул его, напоил, дал подписать генеральную доверенность на квартиру, а затем продал ее.
    Евгений Полежаев, собственник квартиры: «Ну, сдал другу. А потом оказалось, что он подписал документы за меня какие-то непонятные. И все. Я вылетел отсюда. Я лежал вот здесь на диване. Они меня просто за руки вынесли и выкинули в подъезд».

    Квартиру успели продать несколько раз. Последними покупателями и оказалась семья Шипигузовых. Ольга работает учителем. Она задумалась о расширении после рождения второго ребенка. Нашли квартиру с помощью риелторов, в 2015 году она стоила 1 миллион 400 тысяч. Семья оформила ипотеку на 20 лет, вложила материнский капитал, субсидию от государства как молодому педагогу. Теперь, получается, Шипигузовы остались без всего.

    Ольга Шипигузова: «Самое главное, что с нас ипотечные обязательства никто не снял. Я продолжаю платить за ту квартиру. Мне за нее платить еще 14 лет по договору ипотечному. Мы платим ежемесячно ипотеку и также вынуждены снимать жилье».

    В купленной двушке Шипигузовы успели прожить 3 года, сделали ремонт и строили планы на третьего ребенка, но в какой-то момент раздался звонок.

    Ольга Шипигузова: «Нас вызвал следователь и рассказал о том, что эта квартира попала под арест и проходит по факту мошенничества».

    Где все эти годы пропадал бывший владелец квартиры Полежаев и почему не объявился раньше, одному богу известно, говорит Ольга Шипигузова. Однако соседи его прекрасно помнят и возвращению в дом не очень обрадовались.

    Знакомого Полежаева, который переоформил квартиру, уже осудили на 6 лет. Что теперь делать многодетной семье? Это большой вопрос. Через суд их сделку с риелтором аннулировали, однако у продавца не оказалось средств, чтобы возместить ущерб.