• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Вдохновители цветных революций: щупальца Госдепа дотянулись до российской провинции

    Вдохновители цветных революций: щупальца Госдепа дотянулись до российской провинции
    • В американском фонде проговорились о связях российской оппозиции с Госдепом и ЦРУ

    Конструкторы цветных революций в разговоре с пранкерами случайно рассказали, сколько стоит предательство и кому из российских оппозиционеров платят американские спецслужбы. Сотрудники «Национального фонда в поддержку демократии» (NED, контролируемая Госдепартаментом США организация, признанная нежелательной в России) поделились опытом госпереворотов, и рассказали, как они покупали якобы независимые СМИ, а заодно выведывали военные секреты.

    Поделитесь этой новостью

    Разговор людей, привыкших вершить судьбы целых государств, проходил, как многие сейчас встречи, в режиме онлайн. На одном экране предстали конструкторы и вдохновители большинства цветных революций по всему миру — вся верхушка NED. На связи с ними якобы Светлана Тихановская, под именем которой на самом деле скрываются пранкеры. Задают вопросы от имени бывшего кандидата в президенты: кому в Белоруссии будет жить хорошо?

    Глава фонда NED Карл Гершман с удовольствием рассказывает, как он считает, своей коллеге, как и что устроено в мировой закулисе и кто заказывает музыку.

    Карл Гершман, президент «Национального фонда в поддержку демократии» (NED): «NED — не программная организация, мы даем гранты, у нас есть 4 института, которые активно работают в Беларуси. Два из них вы знаете хорошо, потому что они близко работают с вами, вашей командой и координационным советом. Это NDI („Национальный демократический институт по международным вопросам“) и IRI („Международный республиканский институт“). Также у нас есть бизнес-институт, аффилированный с Торговой палатой США и Центром международного частного предпринимательства. Мы финансируем их, чтобы они работали с бизнесом Беларуси, чтобы наладить взаимодействие в противовес Лукашенко».

    То есть Гершман даже не скрывает, что его фонд работает как настоящая политическая разведка и по функциям близок к ЦРУ. Пока никакой прибыли NED от этого не имеет, скорее, наоборот, одни траты в виде грантов, но дело того стоит, уверяют подчиненные Гершмана, ведь за плечами коллектива — арабская весна, госпереворот на Гаити, попытки свержения властей Венесуэлы, есть данные, что они были причастны к покушению на Уго Чавеса в 2002 гожу. И, конечно, успешные для США проекты — развал Югославии, Украина и Грузия.

    Старший специалист по Восточной Европе охотно рассказывает о том, что им уже удалось благодаря сотрудничеству фонда с белорусской оппозицией. К примеру, она намекает, что события прошлого лета в Минске — тоже их заслуга.

    Нина Оганева, старший специалист по программам NED в Восточной Европе: «Мы работали в основном с партнерами на востоке страны, как сказал Карл, в Витебске, Гомеле и Могилёве больше 20 лет. И мы верим в то, что долгое время, потраченное на укрепление доверительных отношений с нашими партнерами в Беларуси, определенно привело к событиями прошлого лета».

    Не секрет, что через NED финансировались десятки подобных операций по всему миру. Один из институтов, про которые говорил Карл Гершман, раньше спонсировал едва ли не всю российскую оппозицию. Штаб-квартира IRI в Вашингтоне, основал фонд покойный сенатор Джон Маккейн, который уж точно в любви к России не замечен был. Маккейн, кстати, тоже иногда участвовал в семинарах NED.

    В нашей стране отделение американского фонда закрыл Минюст, его тут же переименовали в «Свободную Россию». В ее вице-президентах — лоббист Владимир Кара-Мурза — младший. Сейчас организацию контролирует NED, а его в свою очередь финансирует Конгресс США.

    Известный политолог Армен Гаспарян вообще называет NED и его отделения своего рода кассирами операций американских спецслужб. Уши в поддержку демократии торчат едва ли не в каждой попытке переворота.

    Армен Гаспарян, политолог: «И уж, конечно, NED имел свой интерес в событиях в Белоруссии. Я не знаю, кто конкретно был условно коммивояжером их методичек, здесь можно вступать в интеллектуальную повестку, но то, что такие дискотеки без NED не проходят, это совершенно очевидно».

    В онлайн-совещании псевдо-Тихановская, конечно, больше слушает, иногда она или некий ее помощник задают уточняющие вопросы. Разговор так или иначе подходит к России. Предложения якобы белорусов тут же находят отклики, ведь на нашу страну у организаторов переворотов самые большие планы.

    Пранкер, выступающий от имени помощника Тихановской: «Леонид уже связывался с вами ранее? Я имею в виду Леонида Волкова».

    Карл Гершман: «Да».

    Пранкер, выступающий от имени помощника Тихановской: «Что ж, вы на связи с ним тоже?»

    Карл Гершман: «Да, конечно. Вы знаете, мы в теме и не отступаем от нашей собственной стратегии».

    Пранкер, выступающий от имени помощника Тихановской: «Я вижу только один способ, как создать давление на Евросоюз. Если мы объединимся с российской оппозицией сейчас, мы сможем надавить сразу на два режима».

    Карл Гершман: «Верно, верно. И вы знаете, определенно, сейчас у новой администрации США есть огромное желание помочь вам в этом. Я думаю, в новой администрации сейчас замечательные люди».

    Известно, что в связях с NED засветился не только Леонид Волков, которого в фонде уже считают почему-то лидером оппозиции. В разное время в поддержку демократии, разумеется, с NED сотрудничали и муниципальный депутат Юлия Галямина, и активист «Открытой России» Ходорковского (тоже признавалась нежелательной организацией) Андрей Пивоваров. Одним словом, весь цвет борцов с действующей властью. А еще NED очень плотно поддерживает так называемые независимые издания вроде издания «Проект Романа Баданина». На их антироссийскую деятельность идут сотни тысяч долларов.

    Не обошлось в разговоре и без подзабытого уже заключенного Алексея Навального. Он, как выясняется, тоже близок руководству NED. Еще бы, столько вложений. Словно вспомнив что-то, вице-президент фонда Барбара Хейг неожиданно перешла к непосредственным заданиям для Тихановской. От белорусской оппозиционерки она зачем-то требует данных о российской армии и чиновниках. Ну, вдруг у беглой домохозяйки что-то получится.

    Барбара Хейг, вице-президент по политическим вопросам и стратегии NED: «Но все, что связано с Россией, важнее. У нас есть обширные программы по России, и, как сказал Карл, мы пустили корни даже в провинциях, областях, за пределами Москвы. Очень глубоко и широко. Часть моей работы заключается в том, что многие наши группы работают как бы в дополнение к Навальному, это различные издания, журналисты- расследователи, у нас прекрасные отношения с ними. И было бы хорошо, если бы у вас были какие-то способы отслеживания чиновников. А еще я думаю, что есть проблема с российскими войсками. Посмотрите на дислокацию российской армии по стране и насколько часто войска ее меняют».

    Тут невольно можно вспомнить слова одного из основателей NED Аллена Вайнштайна: «Многое из того, что мы делаем сегодня, 25 лет назад ЦРУ делало тайно». Агенты влияния, проплаченные псевдорасследования, настоящий шпионаж — это еще далеко не все, чем занимается фонд в основном в России. И это несмотря на, что уже несколько лет в нашей стране он признан нежелательной организацией.

    Армен Гаспарян: «NED очень тщательно подходил к выбору своих контрагентов в разных странах. У нас ими стали „Московская хельсинская группа“, движение за права человека и даже один чеченский сепаратист. Ну, то есть вы понимаете, что тут клейма ставить негде».

    В какой-то момент «мисс Тихановская», как ее уважительно называли сотрудники NED, не выдержала и решила раскрыться шуткой, которую не все и не сразу поняли.

    Пранкер, выступающий от имени Светланы Тихановской: «Мне нужны деньги на Gucci, потому что они сказали, что это в тренде в США, или типа Louis Vuitton. Я выгляжу дерьмово. Я извиняюсь, но мне нужны деньги».

    Когда первый шок прошел, в разговоре появилась сначала запись голоса Александра Лукашенко, а потом и вовсе неизвестного, который представился сотрудником белорусских спецслужб.

    «Алло, слышно меня? Это майор КГБ Беларуси. Как вы понимаете, мы слышали все, что вы сказали. Вы имеете право хранить молчание».

    На этом разговор все-таки прервали, но, как уверяют политологи, связь американского фонда и оппозиции по-прежнему остается крепкой, разве что теперь еще более тайной.