• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    «Как я мог столько нажрать?»: переболевшему коронавирусом Пригожину дважды перешивали костюм для шоу «Маска»

    «Как я мог столько нажрать?»: переболевшему коронавирусом Пригожину дважды перешивали костюм для шоу «Маска»
    • «Как я мог столько нажрать?»: переболевшему коронавирусом Пригожину дважды перешивали костюм для шоу «Маска»

    Участие Иосифа Пригожина в шоу «Маска» стало сюрпризом не только для членов жюри, но и для его жены Валерии. Ведь незадолго до начала сьемок, во время отдыха в Дубае, продюсера подкосил коронавирус. Представить, что он примет участие в проекте, никто не мог.

    Поделитесь этой новостью

    Продюсер шоу Тимур Вайнштейн не скрывает — пока Пригожин лежал на больничной койке, ему пытались найти замену. Но Пригожин на это не согласился.

    Тимур Вайнштейн, продюсер шоу «Маска»: «Он реально лежал в дубайской больнице в тяжелейшем состоянии. Мы с ним переписывались, даже нашли замену ему, мы это не скрывали. Буквально за пять-шесть дней до начала он все время писал: „Я справлюсь, ребята, я выйду“».

    Валерия и представить не могла, почему Пригожин в таком состоянии решил вернуться в Москву.

    Валерия: «Он еле-еле ходил, просто как старый дед. Я вообще удивилась, зачем он летит со мной? Ему по-хорошему недельку бы там воздухом подышать, погулять вдоль моря. Нет, я полечу с тобой, сказал он мне. Полет нелегко дался ему. Сильно болели ноги. Я просто представить себе не могла, что он в таком состоянии может куда-то пойти».

    Оказалось, Пригожину даже коронавирус не может перекрыть кислород. Ровно через 24 часа он сменил кислородную маску на маску Ананаса.

    Тимур Вайнштейн: «И он приехал, буквально в этот же день. На следующее утро выполз из дома сразу, чтоб к врачам, приехал записывать песню, в студию, где мы записывались, третий этаж без лифта».

    На репетиции Ананас не ездил. Музыканты и кордебалет готовили номер без него.

    Иосиф Пригожин: «Я только после пневмонии, еще пью всякие лекарства, мне было внутри просто кошмар. То есть мне свет был не мил. Мне трудно было, в принципе, находиться не только в маске, ну, вообще просто. А когда мне надо было идти на студию и записывать песни, я звонил продюсеру и ругался: можно было студию с лифтом найти!».

    Со сцены, на всю страну он признавался в любви своей жене, но Валерия даже не догадалась, что этот хит звучал специально для нее.

    Иосиф Пригожин: «Мы приехали с Валерией, я проводил ее наверх, все меня видели и все говорили: жалко, что ты не участвуешь в проекте. Я говорю: ну, может быть, в следующем году. Я с ними торчу, они меня видят все время. Каждый перерыв практически находился с Лерой. Но никто же меня не видел, как я переодеваюсь. Это же не здесь происходит, это происходит в другом месте».

    Теперь все знают, как бдительная Валерия проморгала свой Ананас. Пока выступала другая маска, едва стоящий на ногах после болезни Пригожин успевал перебраться в соседнее крыло съемочного павильона.

    В секретные гримерки артистов посторонним вход строго запрещен. Гримерки Зайца, Носорога, Пантеры, Крокодила и других масок разбросаны в разных концах коридора. Бдительная охрана внимательно контролирует, чтобы артисты даже случайно видели друг друга только в масках.

    Иосиф Пригожин: «Один раз я с Ламой в образе Ананса заходил в лифт. Лама заходила ко мне задом. Если бы кто-то сфотографировал, ржака была бы не возможная. Я стою, мне хочется ржать, Лама ко мне прижалась. Она то не чувствует задом. У меня была истерика. Хотел выйти просто и ржать».

    На первом этаже, около гримерок балетной труппы, находится тесная комната, где маски ждут своего звездного часа.

    Иосиф Пригожин: «Меня сюда заводили. И я здесь ждал своей участи. Здесь было два стула, охранник мой сидел и водитель. И охранник мой водителю говорит: там точно Доминик Джоккер».

    Отсюда участников ведут прямо на сцену. Для Ананаса самым сложным было пройти через ангар, не наткнувшись на декорации. А потом Пригожину надо было, не подавая виду, выдержать обсуждение выступления Ананаса в кругу семьи.

    Сначала его не узнала родная жена, а когда все открылось — многие зрители не поверили собственным глазам.

    Иосиф Пригожин: «Когда я пришел на первую программу, я был минус 10 кг. А когда я заканчивал свой выпуск, я был плюс-плюс 10. Как я мог столько нажрать? Но у меня был жор невозможный. А потом начались расследования, мол, он там худой, у него все свободное».

    Тимур Вайнштейн: «Сейчас многие начинают говорить, что под масками не сами артисты, их меняют. Я, как продюсер, всегда задаюсь одним вопросом — зачем?»

    До грандиозного финала остаются считаные дни. Заяц, Неваляшка, Крокодил, Змея и Лама уже вышли на финишную прямую. Что остается за кадром грандиозного телепроекта и смогут ли маски пройти испытание на детекторе лжи Филиппа Киркорова — в новом выпуске программы «Новые русские сенсации».