• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Семь лет спустя: как изменились Крым и Севастополь после возвращения в родную гавань

    Семь лет спустя: как изменились Крым и Севастополь после возвращения в родную гавань
    • Семь лет спустя: как изменились Крым и Севастополь после возвращения в родную гавань

    Сегодня в Крыму отмечают годовщину исторического события. Ровно 7 лет назад власти полуострова и руководство России подписали договор о воссоединении Крыма и Севастополя с нашей страной. С тех пор жизнь крымчан изменилась в лучшую сторону.

    Поделитесь этой новостью

    Благодаря строительству Крымского моста и трассы Таврида с республикой наладили стабильное транспортное сообщение. Кроме того, местные жители забыли о перебоях с электричеством. В ближайшее время на полуострове планируют решить вопрос водоснабжения.

    Водозабор на реке Бельбек построили за 3 месяца. Проект сложного гидротехнического сооружения разработан российскими инженерами. Это новый источник для полумиллионного Севастополя. Прежде в море утекали сотни тысяч кубов пресной воды. Теперь ее соберут в огромные накопители, очистят и подадут в городскую систему водоснабжения.

    Тимофей Беликов, представитель военно-строительного комплекса Минобороны РФ: «Производительность насосной станции составляет 50 тысяч кубометров в сутки, это примерно 40% от общего потребления воды городом».

    Крым учится жить без украинской воды. Ранее отпала необходимость в электроэнергии государства-соседа, а также в экономических и политических связях с ним. Семь лет назад Крым вошел в состав России. Этому предшествовал государственный переворот на Украине.

    Татьяна Савицкая: «Мы понимали, что если вдруг вот эта вот радикальная орда, толпа завтра выступит, все, нас не будет, нас уничтожат».

    Татьяна была в числе тех, кто вышел на улицы Симферополя отстаивать права русского населения. Активистам противостояли проукраинские радикалы, прибывшие в том числе из Киева.

    Татьяна Савицкая: «У нас были флаги на удочках, у радикалов флаги были на черенках от лопат. И у них были ботинки с железными шипами, вот этими шипами они нас били по ногам».

    В Симферополе люди записывались в отряды самообороны. Одновременно народное ополчение собиралось и в Севастополе. Как вспоминает Евгений Репенков, главная задача была в том, чтобы блокировать воинские части и не допустить провокаций радикалов.

    Евгений Репенков, участник самообороны Севастополя: «Стоит мальчишка, 18 лет, в руках автомат, вдруг что-то прилетает из-за забора, загорается, и он начинает стрелять. Поймите, как только проливается первая кровь, возврата нет».

    В Симферополе едва удалось избежать массового кровопролития. 26 февраля на митинги возле Верховного совета собралась многотысячная толпа. Между политическими оппонентами начались столкновения.

    Сергей Аксёнов, глава Республики Крым: «Мы получали только угрозы в свой адрес: бандеровские поезда, ужесточение языкового законодательства. Диалога не было никакого, вопрос стоял об одном — как сохранить мир и спокойствие и не потерять ни одной человеческой жизни».

    В конце февраля отряды самообороны готовились к худшему. Все ждали, что к радикалам присоединятся украинские войска.

    Евгений Репенков: «Если придут люди вооруженные, умеющие убивать, нас просто сметут».

    Интересы русскоязычного населения Крыма, а на полуострове это большинство, — в те годы представляла партия «Русское единство». Лидеры этой общественной организации и обратились тогда за поддержкой к российскому руководству. И уже 27 февраля порядок в крупнейших городах республики контролировали военнослужащие российского спецназа. С подачи кого-то из блогеров их потом станут называть вежливыми людьми.

    Татьяна Савицкая: «Вот этот наш флаг России, вы знаете, вот, такая радость, такое облегчение — все, мы дома!»

    На референдуме 16 марта за возвращение в состав России проголосовали больше 90% крымчан. Страница истории перевернулась, открыв для Крыма новый этап. На здании Верховного совета скоро сменились знаки государственной власти. Это, как выяснилось было только начало перемен. Главными желаниями крымчан в марте 2014 года были стабильность и мирная жизнь. Никто тогда не ожидал, что возвращение в Россию станет еще и мощным импульсом развития республики.

    Крымский мост, построенный за 3 года, трасса «Таврида», связавшая восток и запад полуострова, новые электростанции и вхождение в единую энергосистему Российской Федерации, современный аэропорт, способный принимать и отправлять две сотни рейсов в сутки, и, конечно, новые водозаборы и магистрали, которые помогут преодолеть водный кризис. И все это на фоне санкционной политики Запада.

    Сергей Аксёнов: «Можно было что-то реализовать с большей скоростью, с большим эффектом, но в нынешней ситуации мы четко понимаем, что справимся и без них, никакого ущерба прямого эти санкции нам не наносят».

    Украинские власти, вспоминая события начала 2014 года, говорят о том, что их страна потеряла что-то очень важное.