• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

В МВД оспорили анонимность Интернета

В МВД оспорили анонимность Интернета

Правоохранительные органы предложили сегодня покончить с анонимностью в Интернете. Глава МВД Рашид Нургалиев ничего умного в идее не нашел. Впрочем, уже сейчас в сети достаточно непросто оставаться инкогнито.

5380
3
Поделитесь этой новостью

Управление «К» — структура МВД России — выступило с идей покончить с анонимностью в Интернете. По замыслу правоохранительных органов, это поможет в борьбе с экстремизмом, оградит граждан от мошенников, шантажистов и от простых хулиганов, которые пишут гадости в сети. Многие восприняли инициативу, как попытку ввести цензуру. Корреспондент НТВ Егор Колыванов задался вопросом: можно ли вообще регулировать Интернет, если да, то как?

Предложения тем или иным образом отрегулировать Рунет появляются едва ли не каждые полгода. То какой-нибудь губернатор обидится на оскорбления в свой адрес, то какое-нибудь ведомство усмотрит в сети разнузданную пропаганду. Генерал-майор полиции Алексей Мошков в интервью «Российской газете» высказал идею — запретить анонимные выступления в Интернете.

Алексей Мошков, генерал-майор полиции: «Зарегистрируйся под реальным именем, сообщи настоящий адрес — и общайся. Если ты — честный, законопослушный человек, зачем прятаться? Напомню: цензуры в Интернете нет, и за критику управление „К“ никого разыскивать и арестовывать не будет».

Управление «К» занимается расследованием компьютерных преступлений. Сотрудники хотят таким образом пресечь деятельность экстремистов, спрятавшихся за никами и аватарками. Ведь в социальных сетях не только разговаривают, но и договариваются. Однако при чем здесь миллионы добропорядочных пользователей, ведущих в сети двойную, но законопослушную жизнь? Тем более мы все равно как на ладони — при желании человека можно найти, даже если он вышел сеть через Wi-Fi в кафе с телефона.

Александр Баулин, журнал «Мир ПК»: «У телефонов, например, часто можно даже модель отследить. Если сделать запрос сотовому оператору, он установит, что в определенном месте к базовой станции были подключены такие-то сим-карты, круг подозреваемых значительно сузится».

Александр Писемский, заместитель генерального директора компании GROUP IB: «Теоретически можно отследить любого человека в Интернете. Но практически это не всегда возможно, ввиду тех или иных ограничений».

Правоохранительным органам эти ограничения взять бы — да и отменить. Так поступили в Белоруссии. С тех пор войти в Интернет и остаться там незамеченным почти невозможно. В этом убедился корреспондент НТВ Георгий Гривенный.

Ни о какой стопроцентной анонимности в белорусском сегменте всемирной сети речи не идет еще с лета прошлого года. Тогда был принят известный Указ №60, который продвинутые пользователи сразу окрестили «белорусским файерволом» — борцом с вирусами, причем не только внутри компьютера, но и снаружи. Согласно указу, вход в интернет-кафе, например, возможен только по паспорту. Данные пользователя, а также информацию о том, на какие сайты он заходил, сохраняют в специальном журнале. Такие же журналы должны вести все провайдеры, к которым подключаются граждане из квартир и офисов.

Информацию о перемещениях во всемирной паутине провайдер по первому требованию должен предоставить спецслужбам. Возник даже казус: а что же делать с общедоступным Wi-Fi, например, в кафе? Ведь он записан на владельца, а подключиться может кто угодно. В итоге некоторые владельцы точек общепита решили вообще обойтись без Интернета — «от греха подальше».

Видимо, руководствуясь этим же принципом, белорусский интернет-монополист — компания «Белтелеком» теперь блокирует 35 сайтов, официально признанных «запрещенными». На них нельзя выйти из госучреждений. Из дома — еще можно (если, конечно, гражданин не проявил сознательность и самостоятельно не изменил настройки в своем компьютере, как просит его провайдер).

Российские спецслужбы следят за Интернетом в соответствии с законом «О связи» при помощи системы технических средств для оперативно-разыскных мероприятий — сокращенно СОРМ. Что конкретно скрывается за аббревиатурой — лучше не знать, потому что это государственная тайна.

Александр Писемский, зам генерального директора компании GROUP IB: «Любая деятельность в Интернете оставляет следы, и они фиксируются в различных местах: это могут быть сайты, провайдеры, компании, которые предоставляют те или иные услуги. В общем, отследить человека можно, но не все участники могут сохранить информацию».

Но следить — не значит блокировать. Сегодня стало известно, что сеть «Вконтакте» отказалась вступать в контакт с ФСБ. Спецслужба направила администрации сайта запрос с предложением закрыть некоторые оппозиционные группы. Основатель сайта Павел Дуров отказался, признавшись, что не знает, чем это может закончиться. Отдельных пользователей, нарушающих закон, обещал блокировать.

В декабре в Роскомнадзоре включили программно-аппаратный комплекс — сокращенно ПАК. Это специальный сервер — его мощности хватает, чтобы в режиме реального времени отслеживать публикации и комментарии во всех официально зарегистрированных интернет-СМИ.

Сейчас ПАК работает в тестовом режиме. Как это происходит… В памяти программы — около тысячи слов и словосочетаний, например, хлорат калия (входящий в состав коктейля Молотова), фразы оскорбляющие по национальному признаку, призывы к противоправным действиям. Если программа обнаружит такие слова в тексте, публикация будет направлена на контроль инспектору, а если понадобится — к психологам и лингвистам. Окончательное решение — нарушает ли публикация закон о СМИ — принимает человек, а не машина. За противоправную редакционную статью интернет-издание может получить предупреждение, плохие комментарии могут потребовать удалить или отредактировать.

Денис Терехов, генеральный директор агентства «Социальные сети»: «Главная проблема подобной системы — она автоматическая, а робот, электронная система, искусственный интеллект не может определить тональность публикации: сарказм, стеб».

Пример Китая, где Интернет работает с большим количеством ограничений (закрывают доступ к сайтам, а поисковые системы не отвечают на запросы некоторых слов), — вот страшный сон пользователя. Оказывается, в России он уже отчасти стал явью. По крайней мере, для жителей Белгорода. Корреспондент НТВ Ольга Чернова узнала, к каким ресурсам зарыли доступ решением суда.

Решение районного суда Белгорода, обязывающее местных провайдеров, блокировать доступ пользователей к ряду интернет-ресурсов, сотрудники белгородской прокуратуры прислали по факсу. Интернета в городском ведомстве пока нет, поэтому отслеживать вредоносные сайты им непросто: мониторинг они вынуждены проводить дома. Под запрет попали не только сайты с экстремистскими высказываниями, но реклама финансовых пирамид, курительных смесей и сайты с информацией о способах самоубийства.

Судебные решения коснулись трех белгородских компаний, провайдеры их оспаривать не собираются, боясь лишиться лицензии и считая, что такая борьба с вредоносными ресурсами лишь капля в море. Подобная практика началась и в других регионах.

Сотрудник прокуратуры: «Существуют такие организации — хостинг-провайдеры, которые предоставляют в Интернет пространстве площадки, они у нас, как правило, находятся за границей, и здесь уже возможности правоохранительных органов региона исчерпываются сразу».

Прокуратуры берут в свой штат психологов-лингвистов, чтобы оперативнее анализировать, от какой информации в сети стоит оградить жителей своей области. В Белгородской прокуратуре пообещали, что список запрещенных в области сайтов будет пополняться.

К дискуссии о запрете анонимности в Интернете присоединился помощник президента Аркадий Дворкович. Он писал в Twetter, что не против анонимных записей, но сообщил, что к ним и отношении соответствующее — не серьезное. Вскоре и глава МВД Рашид Нургалиев дал оценку предложению своих подчиненных. Он назвал инициативу подчиненных ввести фейсконтроль в Интернете глупостью и заявил, что этого не будет.

Рашид Нургалиев, глава МВД России: «Никто такую меру вводить не собирается».

Но забывать, что большой ПАК следит за тобой, в любом случае не стоит.