Бывший мэр Грозного стал «полевым командиром»

3 комментария
Бывший мэр Грозного стал «полевым командиром»

Где осел Бислан Гантамиров и почему бывший чеченский чиновник превратился в фермера? Как решает проблему пьянства на селе и светят ли ему лавры чесночного короля?

13106
3
Поделитесь этой новостью

Желаемое и действительное. В Минсельхозе на минувшей неделе сочли необходимым поделиться надеждами и прогнозами.

К первой категории относятся ожидания, что при сохранении текущей динамики в животноводстве еще до конца года и впервые за 20 лет удастся переломить негативную тенденцию сокращения поголовья крупного рогатого скота. Ко второй — что по целому ряду показателей, в том числе по мясу и молоку, в будущее можно смотреть пусть и с потенциальным, но все-таки оптимизмом.

Одной из главных проблем отрасли, тем временем, остается кадровый голод. С другой стороны, все чаще тянет к земле и персонажей весьма неординарных — олигархов, актрис. Но чтобы человек с такой непростой биографией — одна из ключевых фигур бурных событий в Чечне?!

Корреспондент НТВ Вадим Фефилов отправился исследовать феномен.

Усман Дубаев, руководитель сельскохозяйственного предприятия: «Тут два-три дома только осталось. Следующее село точно так же».

Директор сельхозпредприятия Усман показывает развалины некогда большого особняка. В 20–30-е годы прошлого века здесь по обе стороны Волги была республика немцев Поволжья. Перед войной ее упразднили, а население выслали на Север. В последующие советские времена и до сих пор бескрайние степи так и не оживились.

Усман Дубаев: «Пьянствуют, сколько можно пьянствовать уже?»

Еще советские ученые назвали Волгоградскую область зоной рискованного земледелия. Летом — 40-градусная жара и ураганы, зимой — морозы, как в Сибири. Каким ветром сюда в глушь занесло бывшего мэра Грозного и командира чеченской милиции Беслана Гантамирова, гадали многие, но правильный ответ был известен только ему самому.

Беслан Гантамиров, владелец агропромышленного комплекса: «Один мой очень хороший друг попал здесь в беду, будем так говорить. Вот мне и пришлось приехать к своим старым боевым товарищам из органов. В последующем выяснилось, что это совершеннейшее недоразумение. Вот так и остался я здесь. Очень понравилось — вот и остался».

Противники Беслана часто называют его Бесом, и это не столько дань имени, сколько взрывному кипучему и неуемному характеру. В 1991-м лидер сепаратистской Ичкерии Джохар Дудаев назначил простого милиционера сразу мэром Грозного. В 1992-м грозненцы избрали его председателем городского собрания, но уже спустя полгода он ушел в оппозицию Дудаеву и собрал собственные вооруженные формирования.

С тех пор Гантамиров много воевал, занимал разные должности и посты, сидел три года в московской тюрьме по обвинению в хищении госсредств в особо крупных размерах и снова воевал — и как всегда на стороне федеральных сил. Тогда о «гантамировцах» знали все, они всегда хорошо проявляли себя в боях, но в мирной жизни с ними было много хлопот. Говорят, например, что с нынешним руководством Чечни у Гантамирова была некая напряженность.

Он продал две московские квартиры и выручил 2 миллиона 800 тысяч долларов. Купил на Волге два разорившихся колхоза. Приобрел технику — комбайны, сеялки, трактора.

Иса Белалов, руководитель сельскохозяйственного предприятия: «Вначале люди не верили нам, не брали, не было спроса. Но потом как попробовали, и пошло. За неделю у нас все арбузы купили, ничего не осталось».

Сотни гектаров засеял подсолнухами. Курить он бросил еще в войну, и семечки тогда отвлекали от сигарет. Его комбайны движутся по полям от рассвета до заката. Что не уберут — поднимет с земли сам хозяин.

Он перевез сюда всю семью. Два отремонтированных дома по обе стороны Волги и трехкомнатная квартира в «хрущёвке» в поселке городского типа хоть и явно маловаты, но это, видимо, не повод для пессимизма.

Беслан Гантемиров: «Вот ввязался — и до упора, пока результата не будет, отступать по-любому уже нельзя. На эту территорию нельзя было зайти, вечером здесь просто было страшно. Никто не верил, что мы поставим на ноги, отремонтируем эти здания, что здесь будет такая красота».

Красота для приезжего почти не видимая, но, видимо, Гантамирову есть с чем сравнивать. Сыновьям, которые, конечно, рвутся в Москву, повторяет историю про римского императора, ушедшего с высокого поста, чтобы выращивать простую капусту. У Гантамирова же большие надежды на свой чеснок. В России в основном этот продукт из Китая и Узбекистана и не самого лучшего качества.

Местный банкир Ольга Чеботарева уверена, что, замахиваясь на большие объемы, новоиспеченный фермер собственными финансами не обойдется и обязательно придет к ней в банк.

Ольга Чеботарева, управляющая отделением филиала «Сельскохозяйственного банка»: «Они начинают цивилизованный подход, то есть работать через счет, оплачивать налоги, выплачивать заработную плату, создавать себе имидж. И мы с ним поработаем».

Кроме чеснока и подсолнухов для масла, он отдельно выделил два важных направления — производство мяса и молока. Тут свои работники и управляющие.

Беслан Гантемиров: «Наведен хороший порядок. Каждая корова пронумерована, даже паспорт свой имеется, грубо говоря».

Если раньше в его лексиконе были в ходу аббревиатуры — БТР и АКМ, то теперь он легко оперирует сокращением КРС, то есть «крупный рогатый скот». В его хозяйстве 350 голов.

Юрий Толочков, заместитель главы Старополтавского района по агропромышленному комплексу: «В планах — довести до тысячи. То есть это очень серьезные намерения, поэтому я считаю, что главное — не останавливаться на этом. Если создаешь сейчас, соответственно, ты трезво оцениваешь ситуацию и просчитываешь. Поэтому нет назад пути у него».

На неделе Гантамиров уезжал из хозяйства ненадолго по делам в другой район, а вернувшись, понял, что порядок в сельских делах может быть только под постоянным личным контролем хозяина. Ему сообщали, что у животных болезнь и падеж, однако трупов их он не обнаружил. Между тем овечки и бараны на бойнях «идут» по 15 тысяч за голову.

Беслан Гантемиров: «При последнем пересчете не досчитались 63 голов овец. Мы сейчас выясняем, то ли они пропали, то ли их украли. В общем, не можем понять, но я думаю, разберемся».

Земельные паи, взятые хозяйством Гантамирова, только на первый взгляд кажутся огромными, и, возможно, кто-то из местных втихомолку действительно негодует: вот, мол, понаехали и забрали себе лучшие земли. На недавнем сельском сходе глава местной администрации привел простую цифру: только в Старополтавском районе 65 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель пустуют и брошены.

Директор одного из предприятий Дубаев сетует, что местные жители чаще всего, нанимаясь на работу, обычно через пару дней требуют деньги и исчезают на неделю. Из 20 наемных рабочих к концу недели остается два-три человека.

Ольга Чеботарева: «Если взять фермеров, то когда-то, три-четыре года назад, их было более 300–400, сейчас можно говорить только о 40–50, которые стабильно работают. Что мешает? Многие устали. А не с кем работать, понимаете? Проблема в селе сейчас ведь кадровая, не возвращается народ в село».

Фермер Исмаил Агацарский — его хозяйство находится на другом краю этого же района — услышав про то, что сюда приехал бывший крупный федеральный человек, купил обанкротившееся хозяйство специально рядом с его землями. Исмаил считает, что сообща с Гантамировым ему будет проще разговаривать с перекупщикам.

Исмаил Агацарский, руководитель сельхозпредприятия: «В нашем сельском хозяйстве главное — какой сосед».

Беслан Гантемиров: «Мне здесь нравится, время проводится намного приятнее и полезнее, чем где-то там в московских ресторанах или в офисах».

Это один из возможных вариантов современного горского дауншифтинга. Просто кто-то уезжает на Восток или Европу, а Гантамиров в поволжские поля. Всю жизнь он с ними боролся, а сейчас сам стал — «полевым командиром».

Новости партнеров

    НТВ в социальных сетях