• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Президентские выборы в США грозят обернуться цветной революцией

    Президентские выборы в США грозят обернуться цветной революцией
    • Президентские выборы в США грозят обернуться цветной революцией

    Пентагон на войну с коронавирусом получил миллиард и потратил его на войну: купил бронежилеты, системы слежения и оружие. Какую угрозу он готовится отражать? И почему Пентагон так упорно объявляет: армия не будет реагировать на то, что может случиться на выборах. Репортер «Итогов недели» Антон Пономарёв пытался понять, почему все так упорно повторяют — «лишь бы проигравший признал поражение». Почему Трамп и Байден подозревают друг друга в том, в чем сейчас сами обвиняют Мадуро и Лукашенко?

    Поделитесь этой новостью

    В Сиэтле взрывоопасно. Под знаменами борьбы против системного расизма — «Хватит убивать черных» — сами черные готовятся к чему-то большему, чем уличные марши. Драки, столкновения, сотни задержанных, протестующие ежевечерне жгут город и возводят баррикады. Еще один свежий повод для агрессии: полицейский на велосипеде намеренно переезжает лежащего посреди дороги активиста. В ответ — через пару часов другого офицера пытаются сбить с ног, а когда не получается, в ход идет бита. Голова цела, шлем на списание.

    Разбитых голов с обеих сторон избежать скоро будет все труднее. Ненависти все больше, а горсовет Сиэтла отменяет запрет мэра на сокращение бюджета полиции. Но личный состав и зарплаты сотрудникам все же урежут.

    Оберегать на здешних улицах закон и порядок местные власти пригласили отсидевшего бывшего сутенера Андре Тейлора. С зарплатой в 150 тысяч долларов в год и со связями, которыми ни один губернатор хвастаться не посмеет, авторитетно присматривающий за улицами Сиэтла король уже взялся за дело.

    Андре Тейлор, уличный король Сиэтла: «Уличный король — это такой разводящий, посредник между разными группами в городе. Это человек, который через многое прошел и не сломался».

    Лозунги по-прежнему мирные: «нет — расизму», «да — всему хорошему». Но содержание протеста уже радикально иное: взрывы, поджоги и уличные стычки, в которых уже начинают стрелять в людей в форме. В большинстве случаев это уже давно не столь мирный протест — это общеамериканский бунт. В Нью-Йорке пока без весенних погромов и мародерства — просто марши несогласных с велосипедами и с масками. Но даже здесь — и в центре, и на окраинах — уже давно и стреляют, и убивают.

    Шествия и не всегда дружелюбный диалог с полицией то тут, то там. Обстановка — как накануне смены режима во время цветной революции. Подготовка к ночи выборов идет полным ходом. Сколько ни предостерегал президент об опасности манипуляций при голосовании по почте, его, кроме генпрокурора, никто не услышал.

    На днях Уильям Барр сообщил о расследовании в Пенсильвании. Отправленные по почте бюллетени из округа Льюзерн (там Трамп в 2016 году убедительно выиграл) нашли на свалке. Бюллетени с отданными за Трампа голосами. В Висконсине такие же письма с волей избирателей валялись в обычной канаве. В таких условиях гарантий мирной передачи власти даже в случае своего проигрыша президент Трамп не обещает.

    Дональд Трамп, президент США: «Посмотрим, как пойдет. Такое голосование по почте — это полная катастрофа. Никакой передачи власти, честно говоря, и не будет. Будет продолжение. Голосование вышло из-под контроля, и вы прекрасно это знаете. И сами демократы знают об этом лучше всех остальных».

    То, что в последние полгода происходит на улицах американских городов, — это репетиция того, что, вероятно, должно будет происходить сразу после того, как 3 ноября закроются избирательные участки. Репетицией самих выборов стали первые кокусы в Айове. Их победитель долгое время был неизвестен — в первые дни подкачало приложение для анализа итогов и неразбериха на разных участках. Позже лидерами себя назвали давно вышедший из гонки Буттиджич и Сандерс, Байден был, скорее всего, четвертым, не выше. Но затянувшийся подсчет голосов — это то, что может потребоваться демократам на выборах президентских.

    Такер Карсон, ведущий телеканала Fox News: «Цель ангажированных судей — воспрепятствовать быстрому подсчету голосов в ночь выборов. Плавающий результат, подтасовки. Если все голоса будут подсчитаны за одну ночь, ни у кого не будет времени на то, чтобы выбросить неугодные бюллетени».

    29 сентября — первый раунд дебатов. И на них непросто придется уже Байдену. Оговорки, курьезы и путаница во время появления на людях — это уже фирменный стиль кандидата, чем уже сейчас пользуется Трамп.

    Дональд Трамп: «Вот ему нравится маска — он в ней чувствует себя уверенным. Он в ней собирается на дебаты? Зачем, черт возьми, он потратился на пластическую операцию, если собирается прикрыть ее результат маской?»

    Когда вопросы Байдену задают в поле, он часто ошибается, и, например, хоронит добрую часть страны.

    Джо Байден, кандидат в президенты США: «От COVID-19 уже умерли 200 миллионов человек. Умрут к концу моего выступления».

    Когда вопросы согласованы и есть суфлер, Байден скучен, но все равно путается. Оживает лишь при словах «Россия» и «Путин». В предвыборной программе — борьба с Москвой, которая мешает ему вести кампанию.

    Джо Байден: «Я всегда говорил об этом четко. Выиграю — будут последствия для Путина».

    Еще немного и про отвратительные нью-йоркские дороги, бомжей, наркоманов и грязь в некоторых подъездах будут спрашивать: «А это тоже Путин?» Но сегодня здесь так: российский президент впервые — символ главной предвыборной кампании Америки. В том смысле, что они говорят «Путин» — подразумевают «Трамп». А говорят «Трамп» — подразумевают «Путин».

    Первое сражение Трампа — с системой — выиграно. Он в кратчайшие сроки внес кандидатуру Эми Кони Барретт на пост Верховного судьи. Свободным место стало после смерти легендарной — первой женщины в составе — Рут Гинзбург. Икона феминизма, либерализма и антитрампизма — накануне смерти судья просила не назначать на ее место никого до окончания выборов. Ведь в ситуации, когда один кандидат уходить не захочет, а другой объявит себя победителем, президента выбирать будет Верховный суд. И у Трампа сейчас здесь консервативное большинство. Меньшинство либеральное обещает ему этого не забыть и не простить. Церемонию прощания с судьей Гинзбург президенту пришлось покинуть раньше положенного.