• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    «Головы младенцев разбивали о стены»: чудовищные свидетельства зверств нацистов

    «Головы младенцев разбивали о стены»: чудовищные свидетельства зверств нацистов

    Дожившие до наших дней участники Нюрнбергского процесса подтверждают, что у преступлений против человечности нет срока давности. Бен Ференц — выпускник юридического факультета Гарварда, после окончания войны он отправился собирать свидетельства зверств немецких «эскадронов смерти». Увиденное потрясло молодого прокурора, но еще больше шокировало то, как вели себя и что говорили в зале суда арестованные командиры.

    3635
    2
    Поделитесь этой новостью

    Многие не знают невысокого пожилого человека, что живет в маленьком скоромном доме во Флориде, не знают, что он сделал для человечества. Бену больше 100 лет, вопросов о здоровье Бен не любит. Студентом юридического факультета Гарварда он записался в армию добровольцем в 1941 году, но первые боевые действия увидел только через три года.

    Бен Ференц высаживался на пляжи Нормандии, брал линию Зигфрида и форсировал Рейн, однако настоящие испытания ждали его не на поле боя, а когда он в возрасте 25 лет отправился собирать доказательства преступлений, совершенных нацистами в концлагерях. Первым был Бухенвальд.

    Бен Ференц, в 1945 году — главный военный прокурор США по делу об айнзацгрупп: «Мертвые лежали повсюду. Война еще не закончилась. Эсэсовцы пытались убежать из лагерей, за ними гонялись заключенные. Крематории еще работали. Тела рядом с ними лежали, словно поленницы дров. Люди были голодные, искали еду среди мусора, отбросов, как крысы. Все это невозможно описать. Тогда это меня потрясло, я все это помню до сих пор, именно это двигало мною всю жизнь».

    Во многом благодаря Ференцу десятки нацистов, командиров айнзацгрупп, тех, что занимались уничтожением евреев, цыган и коммунистов, не смогли избежать возмездия и предстали перед судом. У Ференца не было видеосвидетельств вроде сохранившихся документальных съемок расстрела в Лиепае. Доказательства массовых казней он нашел в Берлине в будничных сводках СС из оккупированных областей Советского Союза.

    В папке №111 есть такая информация: «За последние 10 недель мы ликвидировали 55 тысяч евреев». Папка №119, Киев, Бабий Яр: «Около 34 тысяч евреев были собраны и уничтожены в течении нескольких дней». Папка №84, отчет айнзацгруппы D в марте 1942 года: «Общее число уничтоженных на этот момент — 91678 человек».

    Когда Бен понял, что количество казненных превышает миллион, он решил действовать и убедил американское командование в необходимости отдельного трибунала. Позже его назовут «малым нюрнбергским» под №9.

    Бен Ференц: «Масштабы преступления и откровенность, как они все это описывали, как подсчитывали, словно деревяшки на счетах передвигали. Я был шокирован. Тогда я решил, что не позволю им уйти от суда».

    Айнзацгруппа D действовала на территории Южной Украины и Молдавии. Командир — группенфюрер СС Отто Олендорф, в прошлом юрист. На процессе он запомнился Бену больше всех.

    Бен Ференц: «Олендорф на суде решил показать, что он был гуманным человеком. Он рассказывал, что ему не нравилось, что его солдаты разбивают головы младенцев об стены или деревья. И он им советовал стрелять в ребенка, если мать держит его на руках, потому что пуля убьет их двоих, так можно сэкономить патроны. И он все это рассказывал, объясняя, какой он гуманный».

    Через 75 лет Ференц слово в слово помнит свою обвинительную речь. На Нюрнбергских процессах Ференц — самый молодой прокурор. Его из-за трибуны не было видно, приходилось делать подставку под ноги из книг. Олендорфа и еще троих эсэсовцев повесят, остальным смертную казнь заменят тюремным заключением, но из 24 подсудимых ни один так и не признает себя виновным в преступлениях против человечности.

    Бен Ференц: «Это были патриотические немцы, образованные люди, которые верили, что служат своей стране, Гитлеру. Они считали себя героями, если нужно убивать детей, значит так надо, если нужно убивать цыган, значит это необходимо».

    Если союзники после нескольких процессов преследовать нацистов фактически перестали, а многие из бывших преступников даже перебрались за океан, то в СССР их продолжали искать и находили.

    Александр Звягинцев, историк, в 2000–2016 гг.  — заместитель генерального прокурора России: «С 1943 года по 1949-й был проведен 21 открытый процесс, на которых публично были осуждены 252 немецко-фашистских преступника. Это только на этих процессах, а всего мы осудили более 17 тысяч человек. 17173 человека мы осудили по состоянию на 1987 год».

    В 1991 году Александр Звягинцев, тогда занимавший пост старшего помощника генерального прокурора СССР, спас от позора Италию. 55 лет там отказывались судить нацистских преступников, дальше молчать стало просто стыдно.

    Александр Звягинцев: «Я написал статью „Италия, где твои сыновья“ о расстреле 2500 итальянцев подо Львовом. Ее никто не хотел публиковать из итальянцев. А началось с того, что мы возбудили уголовное дело после того, как обнаружили 2500 расстрелянных итальянцев. Как выяснилось, это целая итальянская дивизия, которая отказалась воевать на Восточном фронте».

    Документы об этом и других преступлениях были спрятаны прямо в итальянской прокуратуре в шкафах. Позже их назовут «шкафами позора». Разгребать их выпало Марко де Паолису.

    Марко де Паолис, главный военный прокурор Италии: «Привлечь преступника к ответственности крайне важно и нужно, иначе мы попросту не сможем спокойно смотреть в глаза жертвам их преступлений, в глаза родственникам этих жертв. Представьте себе, каково им видеть, как мучители и палачи их родных живут себе припеваючи со своими семьями».

    Пусть больше чем через полвека и с российской помощью, но Марко добился справедливости. Военные трибуналы Рима, Вероны, Милана вынесли пожизненные заключения десяткам преступников. Марко в Италии теперь называют «неистовым прокурором», он доказал свыше 500 случаев геноцида итальянского народа гитлеровцами.

    Марко Де Паолис: «Прежде всего отказ от преследования будет означать отказ от признания ответственности этих людей за совершенное деяние. То есть они останутся безнаказанными».

    В России сейчас открыты несколько дел о геноциде. Останки людей — вещдоки одного из них. Новгородская область, деревня Жестяная Горка. Там с 1941-го по 1944-й нацисты проводили массовые расстрелы мирного населения, в том числе детей.

    Денис Фомичев, руководитель контрольно-следственного отдела СУ СК России по Новгородской области: «Судя по измерениям останков, рост составлял порядка 125 сантиметров. То есть это был ребенок в возрасте около 12 лет».

    Пока даже следователи точно не знают, сколько человек лежит в здешних ямах, но из 29 тысяч жителей Батецкого района прихода Красной армии дождались лишь 5 тысяч человек.

    Денис Фомичев: «На сегодняшний день обнаружили около 400 останков. Судя по архивным данным, здесь захоронены около 2 с половиной тысяч».

    Имена палачей давно известны. В этом районе действовали в основном латышские каратели. Почти всех, скорее всего, давно уже нет в живых, ответить перед судом некому, но есть еще и суд памяти, и у него, как и у этих преступлений, не может быть срока давности.