• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 12725
    • 2

    «Миллион рублей в пузе»: суррогатные матери откровенно рассказали о своем бизнесе

    «Миллион рублей в пузе»: суррогатные матери откровенно рассказали о своем бизнесе
    • «Миллион рублей в пузе»: суррогатные матери откровенно рассказали о своем бизнесе
    • Учителя рассказали о «ЧП» с кварцевой лампой во время ЕГЭ
    • История оспорившей результат ЕГЭ школьницы спровоцировала скандал в научной среде
    • На проверку 3 дня: где вернувшимся из-за границы россиянам сдать тесты на COVID-19
    • Песков: введение новых ограничений из-за COVID-19 не обсуждается
    • Шестеро заключенных сбежали из колонии строгого режима в Дагестане через подкоп
    • Кудрявцева перевезла перенесшую инсульт маму в Москву
    • На видео секса Тарзана с любовницей нашли третьего участника
    • Победившей на выборах уборщице грозит штраф за отказ возглавить поселение
    • Подпорки, лестницы и освещение: в Дагестане тюремщики изучают вырытый беглыми зэками туннель
    • Волочкову наградили медалью «За добросовестный труд»
    • «Это просто смерть»: что говорят выжившие COVID-пациенты
    • Полиция накрыла цех по отмыванию использованных презервативов
    • В РФ — 7,2 тыс. новых случаев коронавируса
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • «Не брейся там»: любовница показала страстную переписку с Тарзаном
    • Соседи курской «яжематери» рассказали о ее пристрастии к алкоголю
    • Путин назвал размер индексации пенсий в 2021 году

    Во вторник в обычной московской квартире на Аргуновской улице Москвы нашли пятерых младенцев, за которыми присматривали няни-китаянки. Почти сразу стало понятно, что все младенцы предназначены «на экспорт»: на всех были оформлены соответствующие документы на английском и китайском языках. Отправке живого товара к покупателям помешал карантин, введенный из-за пандемии. Следователи выясняют, сколько таких детей сейчас томятся в «нехороших квартирах» по всей России, и что теперь с ними делать.

    Поделитесь этой новостью

    Самая обычная московская многоэтажка на Аргуновской улице — и необычная, скандальная находка. Кадры с камеры видеонаблюдения: сотрудники полиции выносят на руках из подъезда новорожденных. В одной из квартир пятеро младенцев ждали отправки за границу. Есть кадры оперативной съемки и из самой квартиры. В этот дом детей привезли сразу после роддома, где они появились на свет от суррогатных матерей. Здесь повсюду разбросаны вещи, беспорядок. Вместо колыбельных — одна кровать на всех, и та без постельного белья. А соседи говорят, что младенцев здесь ни разу не видели. Думали, что тут жили студенты из Китая.

    Ольга Ярославская, уполномоченный по правам ребенка: «Медсестра от поликлиники пришла, чтобы провести первичный осмотр после роддома. Увидела, что в квартире находятся кроме того младенца и другие дети. И сообщила в полицию».

    Почти сразу после того, как в «нехорошую квартиру» нагрянули оперативники, возле дверей появился представитель некой компании — одной из крупнейших по организации бэби-туров для иностранцев. Сразу после выписки из роддома малыши должны были улететь в Китай. Во время обыска нашли кипу бумаг: документы на детей, оформленные на китайском языке. Сейчас дети под присмотром медиков, а китайские няни и агентство, которое курировало все это, — под присмотром Следственного комитета. Уголовное дело возбуждено по статье «Торговля людьми».

    Двери в офис этой сейчас заперты, сотрудники сначала забаррикадировались внутри, а в конце рабочего дня они покинули офис под прицелами видеокамер, рассыпая угрозы в адрес журналистов. Так что все-таки это было? Бэби-тур в Россию, который прервала пандемия? Куда собирались отправить детей? И почему их держали в таких условиях?

    Ольга Ярославская: «Мое беспокойство вот в чем: а сколько таких детей по Москве еще? У нас работает более ста агентств, где сейчас эти дети?»

    Некоторые суррогатные матери говорят, что для них это альтруистический поступок. Легко ли это — вынашивать ребенка девять месяцев, а потом расстаться с ним навсегда?

    Наталья Косарова, суррогатная мать, блогер: «Понравились биологические родители. Мы с ними сдружились. Сейчас мы общаемся, они мне присылают фотографии, общаемся очень близко».

    Другие суррогатные матери говорят, что это просто бизнес.

    Нина Дмитрушкова, суррогатная мать, агент по суррогатному материнству: «Дай бог, чтобы моим девочкам отдавали деньги, чтобы девочки отдавали. Чтобы мой бизнес процветал, храни всех детей, которых я родила».

    Нина из Волгограда родила четверых своих детей. Еще для пятерых стала суррогатной матерью.

    Нина Дмитрушкова: «Девять месяцев ношу свой миллион, и этой мой „мульёнчик“. А если их двое — полтора „мульёнчика“ мои. Я приезжаю к врачу: тут заболело, там. Я говорю: „Ложите на госпитализацию, спасаем мой миллион“. Я иду за деньги. Я что должна была сказать: „Мне так больно было отдавать детей, я так расстраивалась“? Ну, это неправда: я носила свой миллион рублей в пузе. И реально хотела свой миллион рублей на руки. А дитя я могу и с мужем сделать на кровати».

    Но когда однажды заказчик отказался забирать суррогатного ребенка, Нина не бросила девочку, не сдала в дом малютки, а стала родной матерью суррогатному ребенку. Теперь это ее дочь. Девочке четыре года.

    Нина Дмитрушкова: «Да, мой ребенок. Мне муж говорит: „Нина, не надо никакого суррогатного материнства“, — я ему говорю „отвали“. Когда я слышу, как звезды говорят: „Я не готова, чтобы мужчина зарабатывал меньше 300 тысяч рублей“, — детка, приезжай в Волгоград. Твой мужик будет зарабатывать 15 тысяч рублей в лучшем случае. Я вот честно говорю: на его зарплату я бы с голоду умерла».

    Эта женщина взяла семейный бюджет на себя. Кроме гонорара за роды, в среднем это 1 миллион рублей, суррогатная мама получает зарплату на протяжении всех девяти месяцев беременности, это не менее 30 тысяч. И столько же ежемесячно на мелкие расходы, например смену гардероба. Есть сразу тариф «все включено», как в турецких отелях.

    Нина Дмитрушкова: «Суррогатное материнство стоит примерно полтора миллиона — один ребенок. Это все включено, „под ключ“».

    Нина призналась, что именно с тем агентством, которое замешано в деле о пяти младенцах на Аргуновской, у нее был неприятный опыт. После потери суррогатного ребенка на 25-й недели беременности ей не стали полностью покрывать расходы на лечение. Сейчас Нине 35 лет, и становиться суррогатной матерью снова она больше не может. Но у нее произошел карьерный рост.

    Нина Дмитрушкова: «Все, я в завязке, я уже — агент по суррогатному материнству. А когда-нибудь, может быть, буду директором агентства. В месяц зарабатываю от 100 тысяч и выше, сидя дома и работая на удаленке».

    Теперь уже она ищет женщин, готовых родить чужого ребенка за деньги парам, у которых не получается завести детей. В том числе и для иностранцев, среди которых много китайцев.

    Нина Дмитрушкова: «Сейчас я понимаю, что хочу китайский выучить. Если доноршу выбирают китайцы, они любят, чтобы она была брюнетка, чтобы она была худенькая, модельная внешность: чтобы гламурненькая была».

    Всего за несколько лет Нина смогла сколотить вполне себе приличное состояние.

    Нина Дмитрушкова: «У меня есть квартира в Волгограде. Есть еще одна квартира, потом я купила дом, на котором веду стройку. У меня есть свой участок, и у меня есть еще часть дома: это все на прибыль от суррогатного материнства».

    Остается догадываться, сколько зарабатывает крупная компания, состоящая из агентства, которое занимается кастингом суррогатных мам для генетических родителей и организацией бэби-туров для иностранцев. Попасть в клинику, где проходят медицинские процедуры, необходимые в случае вынашивания малыша суррогатной матерью, журналистам НТВ удалось только записавшись на прием под видом потенциальных заказчиков. Но стоило раскрыть карты, и там также звучит только: «Без комментариев».

    Полная стоимость программы для иностранных граждан — около 4 миллионов рублей России. Но неужели в таком бюджете не нашлись деньги, чтобы организовать нормальную жизнь младенцам, пока они ждут отправки к генетическим родителям?

    Юнна Зверева, директор Центра суррогатного материнства в Новосибирске: «У нас тоже планируются роды. Надеюсь, все будет хорошо и границы откроют. Но даже если нет, я сделаю все, чтобы комфортно было детям, и они дождались родителей в хороших условиях».

    Компания, организовавшая роды младенцев, найденных в квартире на Аргуновской, оказалось впутанной не только в «дело о пяти младенцах». Гражданин Китая Пэн Чжухуэй мечтал о ребенке от суррогатной мамы из России. В итоге — ни сына, ни дочери, ни денег.

    Пэн Чжухуэй, клиент агентства по суррогатному материнству: «Поэтому я очень разочарован. И я сейчас улетаю из России с тяжелым сердцем. Но то, что мне придется уехать, еще не означает, что я забуду об этом деле и опущу руки. Я доведу дело до конца».

    Екатерина — представитель биологических родителей из Китая — привела его и еще десяток китайских пар как раз в это агентство. Она рассказала, что были подписаны договора, отданы предоплаты: по 1,5 млн рублей. Но у всех этих суррогатных мам случился выкидыш. Это нередко бывает при процедуре ЭКО и подсадке эмбриона к суррогатной матери. По контракту, деньги агентство возвращать не обязано. Но и на просьбу отдать оставшийся после процедуры биоматериал им ведь тоже отказали. И разразился скандал с заявлением в полицию.

    Екатерина, представитель биологических родителей из Китая: «По факту мошеннических действий компании мы обратились в правоохранительные органы. Совсем недавно наше дело открыли, очень много пострадавших».

    Официальный представитель компании, которая курировала рождение найденных в квартире на Аргуновской пятерых младенцев, наконец решил все объяснить.

    Калой Ахильгов, адвокат: «Дети были рождены в роддоме, по всем требованиям закона. Из-за пандемии биологические родители не смогли прилететь. Детей из роддома забрал их представитель, который здесь находится — тоже гражданка Китая. Она их забрала».

    Адвокат объяснил, что есть единственный способ поставить точку в этом «деле о пяти младенцах» и закрыть статью о торговле людьми.

    Калой Ахильгов: «Если родителей удастся сюда доставить, мы бы этого очень хотели, все подозрения бы были сняты. Потому что родители сказали бы: да, это наш биоматериал, наши дети. Мы оставляли здесь своего доверенного человека».

    Младенцы — две девочки и три мальчика — пока находятся в московских больницах. Как сообщают врачи, здоровью и жизни малышей ничего не угрожает, а их состояние медики оценивают, как удовлетворительное. Но под вопросом остается дальнейшая судьба этих детей.