• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Правнук Сталина сражается за наследство: кому достанется квартира генералиссимуса

    Правнук Сталина сражается за наследство: кому достанется квартира генералиссимуса

    Наследство Сталина всеми силами пытается сохранить его правнук. Ему противостоит родной отец, который был мужем внучки Сталина, а она ему перед смертью отписала все имущество, проигнорировав сына. Теперь Селим Бенсаад рискует остаться ни с чем и лишиться квартиры в центре Москвы. Единственный шанс унаследовать квадратные метры — доказать, что завещание было сфальсифицировано.

    112576
    1
    Поделитесь этой новостью

    Крайне аскетичная обстановка, старая, советская мебель, архивные фото на стенах, тканый ковер на полу. Впрочем, на роскошь правнук Иосифа Сталина и не претендует. Селим Бенсаад — глухонемой, это последствия родовой травмы. По большей части поэтому из всех потомков генералиссимуса он наиболее непубличный. Только сейчас выяснилось, что вот уже 13 лет он вынужден судиться с родным отцом из-за квартиры, расположенной в самом центре Москвы.

    Селим Бенсаад, правнук Иосифа Сталина: «Мне неприятно. Потому что я правнук Сталина и внук Якова, у нас должно быть все сохранено нетронутым сокровищем, как полагается. А чужой человек, как Хосин незаконно продавал. Это преступник или жулик. Сталин не одобрит».

    Брак внучки Сталина Галины Джугашвили с алжирцем Хосином Бенсаадом сложно назвать типичным. Если верить слухам, Хосин жил на две семьи — в Алжире у него была еще одна супруга. Тем не менее ребенка Селима он записал на себя, дал свою фамилию, но как только Галины не стало (она умерла от рака), началась их затяжная с сыном ссора. Оказалось, что в последние минуты жизни Галиной было составлено некое (очень спорное, как полагают юристы) завещание.

    Юлия Вербицкая-Линник, адвокат: «Оно было удостоверено и. о. главврачом больницы и неким свидетелем, но нотариус, способны проверить, могла ли она изъявлять волю в момент составления документа, не присутствовал».

    Согласно завещанию, супругу покойной переходило все, сыну — ничего. Оригинал документа Селим увидел не так давно благодаря юристам, которые согласились ему помочь.

    Итогом разбирательств стало все же мировое соглашение, по которому правнуку Сталина досталась лишь 1/12 доля квартиры. Как уверяет Селим, отец все равно и на порог его не пускал, а ему легче было уехать на съемное жилье, чем продолжать бороться.

    Лана Паршина, документалист: «Многие спрашивают: а чего он ждал 13 лет? А вы представьте, как человек, имеющий проблемы с коммуникаций, выступит в суде? Как человек, которого сломали, сможет найти адвоката, который ему поможет?»

    Сам же хозяин трешки в Большом Златоустинском переулке от комментариев категорически воздерживается, мол, дела семейные, разберутся с сыном сами.

    Хосин Бенсаад, отец Селима Бенсаада: «Это вопрос личный, я не обсуждаю ни по телефону, ни по телевизору. Всего доброго».

    Правнук Сталина же намерен оспорить завещание. Хоть сроки исковой давности прошли, он надеется, что получится провести почерковедческую экспертизу. Селиму удалось отыскать другой документ, на котором есть подпись покойной матери. По его мнению, выглядит она совсем иначе. Обещание восстановить справедливость он дал на могиле прадеда. Ведь именно он лично подарил внучке квартиру, ставшую предметом тяжбы.