• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Свидетельство нацистских преступлений: в Белоруссии нашли записи врача концлагеря

    Свидетельство нацистских преступлений: в Белоруссии нашли записи врача концлагеря

    Шанс восстановить имена сотен жертв гитлеровского концлагеря в Белоруссии появился благодаря уникальной находке. Рабочие при ремонте здания обнаружили тетрадь, в которой вел записи врач этого лагеря. Учитывая, что при отступлении фашисты все документы уничтожали, найденные бумаги — единственное историческое свидетельство.

    17460
    3
    Поделитесь этой новостью

    Находку бережно извлекают из особого чемодана. Любой поисковик скажет, что бумага гибнет первой, а здесь она почти в идеальном состоянии. Речь идет о тетради, где делались записи о больных военнопленных в 1942 году. Нашли ее на чердаке между перекрытиями. Крышу здания не ремонтировали со времен войны. Дом не пострадал, а строили раньше качественно, балки даже после капремонта оставили старые.

    Владимир Заворотний, поисковый отряд «Разведчики воинской славы» г. Новополоцка: «При ремонте все лишнее скидывали на улицу. И тетрадка на улице оказалась. Рабочий подошел, посмотрел, прочитал. Здесь говорится о военнопленных, список фамилий».

    Это сейчас Боровуха — часть города Новополоцка, а перед войной была военным поселком. Здесь проходила линия полоцкого укрепрайона, здесь были доты, казармы, комендатуры и штабы. Прямо в них в 1941 году немцы и организовали концентрационный лагерь.

    Ванга Евгеньевна рассказывает, что здесь все в костях. Она приезжая, в Боровухе оказалась в 70-х вместе с мужем-военным, устроилась в школу учителем.

    Ванга Дербенько, местная жительница: «Начинаем сажать деревья, дети выкапывают черепа, повесили их на палки и бегут. У нас страх — что такое здесь?»

    Даже школа, в которой женщина работала, в войну была госпиталем для больных тифом пленных. Узнав о масштабах гибели людей, женщина организовала строительство часовни еще в советские времена. Официальный серый монумент появится здесь гораздо позже.

    Среди трех десятков лагерей для советских военнопленных на территории Белоруссии Шталаг 354 — один их самых малоизвестных, хотя здесь погибли свыше 25 тысяч человек. Даже в местном краеведческом музее экспозиция совсем небольшая: центральную часть занимают натурально сколоченные лагерные нары, как и положено, в три яруса, с минимальным количеством сена в качестве подложки.

    Две сшитые общие тетради — это медицинские записи, почти 400 фамилий, плюс отдельные большие листы. Все строго по системе, с особыми пометками и приписками, в которых еще предстоит разобраться. Это редчайший документ, особенно если учесть, что никаких архивов по Шталагу 354 не сохранилось в принципе. Немцы все уничтожили. При этом совершенно точно, что тетрадь именно спрятали, спрятали очень хорошо. Дальше — одни предположения о том, что врач госпиталя готовил эти списки для партизан, с которыми был связан, но не получилось забрать.

    Советским пленным удавалось бежать, они шли к партизанам. Списки могли помочь с проверкой информации либо выявить предателя. Таких тоже хватало. Из воспоминаний узника Шталага 354 Петра Соболева: «Нас сразу выстроили в колонны, мы все время маршировали. Немцы с овчарками, а также русские полицаи. Кто падал от усталости, наши русские полицаи добивали палками, добитых волоком тянули в другой угол концлагеря».

    Возможно, тетрадь оставили как раз потомкам, чтобы те тоже знали правду. На некоторых листах пометки — переведен в полицаи. В Шталаге немцы делили всех на национальные батальоны, третьему — украинскому — особое спецпитание и внимание. Есть версия, что именно из его бойцов формировали карательные отряды.

    Тетрадь нашли больше года назад и уведомили местные власти, но чиновники и военные особого интереса не обозначили. Без энтузиазма к бумажному раритету отнеслись и российские поисковики.

    В поселке Боровуха во время Великой Отечественной не было разрушено ни одно задание, в котором располагались концентрационный лагерь или немецкие войска. Сейчас часть из них заброшена, часть продана коммерческим структурам, а другие представляют собой обычные жилые дома, в которых в соответствии с графиком идет капитальный ремонт.

    Поисковики просят разрешения проверить такие здания или как минимум внимательно отнестись к ремонтным работам. Есть шанс найти еще что-нибудь, ведь на огромном безликом памятнике жертвам концлагеря Шталаг 354 только несколько десятков фамилий. Одна старая тетрадь позволит установить еще как минимум пару сотен.