• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 1812
    • 0

    Музейные редкости для парикмахеров

    Музейные редкости для парикмахеров
    • Музейные редкости для парикмахеров
    • Без шашлыков и картошки: кто превращает жизнь дачника в ад
    • Молниеносная реакция петербуржца спасла жизнь его сыну
    • Роковое совпадение: почему 9 апреля называют «особой» датой для британских монархов
    • Актер Соловьёв отказался от сыновей и просит лишить его родительских прав
    • Почему в России так резко подорожали продукты
    • Легковушка с подростком за рулем врезалась в дерево под Ростовом: пятеро погибли
    • Немецкий математик заявил, что научился вычислять дату смерти
    • Звезда «Улиц разбитых фонарей» пять лет билась за 11-комнатную квартиру с лепниной и позолотой
    • Юрия Антонова мучают дикие боли после операции
    • Анжелика Агурбаш могла остаться с детьми на улице и без денег
    • Сыновья Леонида Борткевича отказались от наследства отца
    • Младший брат Авербуха — о спорте и Лизе Арзамасовой
    • Отметивший 14-летие подросток погиб сам и убил четырех друзей
    • «Ощущение, что это я ее родила»: Валерия рассказала о безумной любви к внучке
    • Затяжная ссора: Киркоров не появился на дне рождения Пугачёвой
    • «Настойчивый интернет-извращенец»: доцента ВШЭ задержали за растление девочки
    • Разбившиеся в Новочеркасске подростки гнали со скоростью 160 км/ч
    • Как Максим Фадеев похудел на 115 кг
    • «С нами ведут необъявленную войну»: водители недовольны новыми правилами техосмотра
    • «Жена, я, Корбут и половина СССР»: женщины Леонида Борткевича собрались в студии НТВ
    • Наследство легендарной дрессировщицы Дуровой распродали за бесценок
    • Бодр, нога работает: видео Навального в колонии
    • Откуда берутся запрещенные вещества в анализах трезвых водителей

    Коллекционер из Будапешта собрал тысячи уникальных предметов парикмахерского искусства.

    Поделитесь этой новостью

    На блошином рынке под Будапештом сегодня снова ждут человека, который никогда не проходит мимо беззубых расчесок, сломанных фенов и выцветших дамских заколок. Старинную парикмахерскую фурнитуру венгерский механик Дьюла Кором скупает уже много лет и недавно открыл музей.

    Такого в Европе никогда не было. Там можно посидеть в кресле американского цирюльника XIX века, примерить ночную повязку для усов и рискнуть подточить опасную бритву, что и сделал корреспондент НТВ Константин Гольденцвайг.

    Блошиный рынок под Будапештом — один из крупнейших в Европе, и потому снимать тут можно только скрытой камерой. Вот с вьетнамских лотков уходит старинная живопись, вот с цыганских — книги о Гитлере. Венгра Дьюлу Корома здесь привлекают не эти богатства. В том, что другим покажется хламом, он распознает антикварный бритвенный станок. А в этой макулатуре — каталог старинных парикмахерских принадлежностей.

    Дьюла Кором, коллекционер парикмахерских принадлежностей: «Стоит мне только увидеть какую-нибудь вещицу, которой в моем собрании нет, я сразу же загораюсь. Для меня это как приключение. Вы только посмотрите, какая роскошная бритва! Теперь я буду ее искать».

    Вместе с ним по всей Европе ищут местные торговцы. Здесь каждый знает: такой коллекции ножниц, расчесок, зеркал и париков нет ни у кого, только у Дьюлы, собиравшего эти сокровища более полувека. И только теперь, семь раз отмерив, открывшего свой музей.

    Здесь понимаешь с порога: в такой, как сказали бы сегодня, гламурный салон красоты приходили не просто постричься, а, скорее, чтобы отвлечься. Любой каприз клиента — тут закон. Например, кресло из послевоенной Америки. В нем есть даже пепельницы. Во время стрижки клиент мог курить. А есть кресло на полвека старше, и в поставке для ног — чистое ар-нуво. На таком троне любой, и кучерявый и лысый, не захочет почувствовать себя принцем.

    Дьюла Кором: «Это верхняя сторона. Видите? Здесь углубление для носа. Вот так надеваем, крепим на уши, а сзади — застежка. Это приспособление сделано, чтобы сохранять форму ваших усов ночью, когда вы спите».

    За всю жизнь Дьюла Кором никого не постриг. Его профессия — механик. Но скучнее ее не оказалось. А инструментов изящнее парикмахерских он и не видел. Они заменили ему ремесло, а затем и семью.

    Дьюла Кором: «Я ее Гизи назвал. Венгерское имя».

    В его музее цирюльни на окраине Будапешта — две тысячи экспонатов, ни один из которых в современной парикмахерской через дорогу и не увидишь. Советская бритва «Ракета» в сравнении с иными редкостями — мелкий мазок. Вот старейшее орудие парикмахера, что в XVI веке отвечал не только за шевелюру, — щипцы для выдирания зубов.

    Дьюла Кором: «А чтобы дети не смогли пораниться такими инструментами, в этих коробочках, где их хранили, сделано три замка. Причем открыть их даже постороннему взрослому невозможно. Секрет таков: сначала отодвигаем среднюю задвижку, потом поворачиваем эту. И, наконец, выдвигаем последнюю — среднюю и только теперь можем бриться».

    Дьюла Кором может бриться и стричься с арсеналом, которому 100 лет назад позавидовал бы любой парикмахер: первая машина для бигуди, первый фен — механический, разумеется.

    Дьюла Кором: «Чем чаще жмешь, тем выше скорость».

    Из последних приобретений — механическая точилка для бритвы. Просто детский восторг. Хотя дети вряд ли оценят. Зато гости постарше поймут.

    Пал Штэр, посетитель музея: «Для моих внуков это странно. Почему парикмахеру приходилось целый день стричь вот так, работая руками? Теперь-то, когда все на электричестве, включил — и готово. Но искусство настоящего парикмахера именно в ручной работе».

    Дьюла, правда, надеется, что когда-нибудь она вновь войдет в моду, и скучающие по рукам мастера инструменты вновь оживут. Нашелся бы только венгерский цирюльник.