• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Депутат умер на пороге больницы

    Депутат умер на пороге больницы

    Российские медики вновь оказались в ситуации, когда они вынуждены оправдываться за особенности исполнения своего врачебного долга.

    12717
    0
    Поделитесь этой новостью

    Российские медики вновь оказались в ситуации, когда они вынуждены оправдываться за особенности исполнения своего врачебного долга. На этот раз в центре скандала — сотрудники знаменитого Института хирургии имени А. В. Вишневского.

    Как стало известно, в минувшую пятницу буквально на пороге этого медучреждения скончался депутат свердловского отделения партии «Справедливая Россия» 40-летний Максим Головизнин. Как утверждают очевидцы (коллеги погибшего), охрана и врачи грубо отказывали им в медицинской помощи и теряли драгоценное время, ссылаясь на разного рода административные правила.

    Врачи, правда, утверждают, что их вины в случившемся нет. Подобные клиники принимать людей с улицы вообще не обязаны, а к тому моменту, когда медики все-таки осмотрели Головизнина, тот был уже мертв. Что, в общем, не отменяет главного вопроса: можно ли было спасти жизнь человеку даже в нарушение строгих контрольно-пропускных инструкций?

    Корреспондент НТВ Николай Захаров разбирался.

    Андрей, друг Максима Головизнина: «Мы подъехали, поставили машину. Думали, спасение наше здесь».

    Их слова еще не стали показаниями, но уже звучат, как обвинение. Андрей и Константин считают: если бы врачи не отказались помочь, их друг Максим Головизнин не умер. По словам Константина, с товарищем, потерявшим сознание, они почти полчаса провели возле проходной больницы, а их даже на порог не пустили.

    Константин Комиссовский, друг Максима Головизнина: «Охрана, конечно, с кем-то советовалась, сказала, что на порог мы вас не пустим. Если мы не прекратим шумиху или, скажем так, битву за жизнь нашего товарища, они вызовут ОМОН».

    Максим Головизнин в Москву прибыл из Екатеринбурга на съезд партии «Справедливая Россия». Во время поездки по центру столицы ему стало плохо. Андрей и Константин даже несколько сотен метров проехали по встречке, чтоб не потерять драгоценных минут и доставить друга в Институт имени А. В. Вишневского, который оказался ближайшей клиникой. Там пришлось просить, чтоб его госпитализировали или чтоб доктора вышли и оказали какую-нибудь помощь.

    Константин Комиссовский: «И уже только сотрудник ППС, скажем так, взяв в руки удостоверение, прошел на территорию и смог привести врача практически за руку».

    Но врач заявил: помощь оказывать поздно, Максим Головизнин мертв.

    Институт хирургии имени А. В. Вишневского — одна из ведущих клиник страны с современным оборудованием. Именно здесь возвращали к жизни людей, обгоревших в пермском клубе «Хромая лошадь», именно здесь оперировали выжившего после покушения президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. То есть, до трагического случая с 40-летним политиком, здесь только спасали. И такого, чтоб человек умирал на пороге больницы, а ему отказывали в медицинской помощи, еще не было.

    Врачи утверждают, что клятву Гиппократа совсем не нарушали. Они уверены: Максим Головизнин умер еще по дороге, задолго до приезда в клинику. Но даже если бы он был еще жив, умирающего дальше ворот вряд ли бы пустили, ведь его привезла обычная машина, а не «скорая помощь». Поэтому и помочь бы не смогли, это запрещают постановления, распоряжения и закон.

    Валерий Кубышкин, директор института хирургии им. А. В. Вишневского: «У нас не больница „скорой помощи“, поэтому у нас такая жесткая система на воротах, как говорят. Тем более, что мы имеем определенное предписание местных органов управления в плане антитеррористической защиты. Поэтому всякий несанкционированный въезд или проход в институт запрещен категорически».

    В свердловском офисе партии, где работал Максим Головизнин, его портрет в траурной рамке. Политика похоронили на городском кладбище. Сейчас сотрудники Следственного комитета уже начали проверку, которая должна установить, как умер партийный функционер: до прибытия в Институт имени А. В. Вишневского или все-таки на его пороге.