• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 3189
    • 0

    Жизнь в режиме военной операции

    Жизнь в режиме военной операции
    • Жизнь в режиме военной операции
    • Стабильный 51 килограмм: сестры Зайцевы раскрыли секрет стройности
    • Путин рассказал о побочном эффекте вакцины от коронавируса
    • Жительница Самары сбросила дочь с балкона после вечеринки в ночном клубе
    • «Больше миллиона не брал»: рецидивист-гипнотизер рассказал, как грабил банки и автосалоны
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • Саммит G7 не обошелся без очередного курьеза Байдена
    • У перенесших COVID-19 детей начали выявлять тяжелые осложнения
    • Хуже, чем в советское время: НАТО пытается хозяйничать у российских берегов
    • Новая афера Дрожжиной и Цивина
    • В российских магазинах нашли сорт сыра, к которому почти нет претензий
    • «Вписка удалась»: в Сети обсуждают секс-видео с 15-летней школьницей на вечеринке
    • Цены на российских курортах бьют рекорды

    Мирная жизнь в Ливии неотделима от военных действий.

    Поделитесь этой новостью

    Мирная жизнь в Ливии неотделима от военных действий. То, что происходит на соседних улицах или где-то вдали, на другом конце страны, сверяют с новостными сводками по телевидению. На площадь в центре Бенгази в нерабочие дни приходят сотни обычных горожан. Корреспондент НТВ Алексей Кондулуков пытался понять, как можно жить в режиме военной операции.

    С раннего утра на окраине Бенгази до горизонта разворачивается рынок. Можно купить все: от живого барана и корма для голубей до квадроцикла, снайперского прицела и монархического флага Ливии. Сейчас здесь особенно ценят все, что было до эпохи Каддафи.

    Местный житель: «У нас было много газет, самых разных. Они критиковали правительство. У нас были профсоюзы, было право на забастовки. Каддафи всему этому положил конец. Запрещали даже вспоминать то, что было до него. Но у меня-то это все в голове».

    Мустафе 65 лет. Всю жизнь он работал оператором на нефтепроводе, воспитал шестерых сыновей, двое стали хирургами, работают в полевом госпитале на фронте. Остальные — инженеры, один заканчивает ускоренные военные тренировки, собирается ехать на передовую.

    Местный житель: «Я инженер-нефтяник, работал в западной компании. Отличная зарплата, хороший дом. Но, знаете, без свободы достаток — ничто, если ты не можешь дышать».

    Утром семья в сборе, обсуждают официальные новости из Триполи. В полдень — сборы на молитву. Свой Калашников инженер Али купил на черном рынке за 500 долларов. На всякий случай. Говорит, еще не стрелял, после победы революции обязательно сдаст властям.

    Раньше площадь в центре Бенгази называлась Судейской. Здесь расположены несколько судов различной инстанции. Сегодня эта площадь Тахрир, площадь освобождения. Вот уже два месяца каждую пятницу здесь проходит общая молитва. Общий смысл этой акции показать, что площадь освобождения никогда не будет пустой.

    Бои идут недалеко от Адждабии, стратегического пункта, где сходятся несколько важных дорог. Взяв на вооружение тактику повстанцев, войска Каддафи пересели с бронетехники на джипы и стали неразличимы для летчиков коалиции.

    На стороне Каддафи дисциплина и выучка, у повстанцев — задор и романтика революции. Из каждого джипа разносится «Революционный бит». Так свою песню назвал ливийский рэпер Юсуф по прозвищу Сват. Муза революции его посетила два месяца назад, сегодня он — звезда в молодежном Бенгази.

    Местный житель: «До революции я работал мусорщиком, отвозил мусор. Но революция — это не про деньги, я, может быть, и останусь мусорщиком, но смогу свободно выражать себя».

    Что и как будет в Ливии будет после Каддафи на самом деле, сегодня мало кто представляет. В Бенгази вовсю дышат воздухом свободы, немного кружится голова.