• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Призраки, мистика и тайные ходы: какие тайны скрываются в подземельях Кремля

Призраки, мистика и тайные ходы: какие тайны скрываются в подземельях Кремля

В Кремле в эти дни активно роют. Президент поручил изучить возможность расширить площадь археологических раскопок в Большом Кремлевском сквере и начать раскопки между Большим Кремлёвским дворцом и церковью Двенадцати апостолов в Московском Кремле. Сразу и не скажешь, чему археологи обрадовались больше: тем сенсационным находкам, которые они уже раскопали, или разрешению президента еще немного покопаться в Кремле.

17385
0
Поделитесь этой новостью

Руководитель кремлевских раскопок академик Николай Макаров пытается разглядеть в пыльных камнях, обломках и черепках образ эпохи, образ власти. Слушая его рассказ, начинаешь сомневаться, точно ли речь о XVII веке, а не о нынешнем?

Николай Макаров: «Это сильное государство, которое формирует свой стиль, интересуется роскошью. Позиционирует свою элиту, как очень успешную, заимствует элементы с Запада и Востока».

Владимир Путин, проявивший неподдельный интерес к археологическим работам почти под окнами его кабинета, тоже увидел много общего между прошлым и настоящим.

Николай Макаров: «Вот тут сидели дьяки, которые принимали важные решения».

Владимир Путин, президент РФ: «Ничего не изменилось, сейчас тут тоже сидят „дьяки“, которые принимают важные решения».

Это сейчас Кремль — режимная, охраняемая зона, крепость-музей. А когда-то на Ивановской площади было самое многолюдное место города. Сюда стекались люди со всей Руси, челобитники: били челом, подавали жалобы, прошения, доносы. Дьяки — мелкие чиновники — оглашали указы, делали это громко. Отсюда и известное выражение «кричать на всю Ивановскую».

Сергей Заграевский, академик Российской академии художеств: «Будь моя воля, я бы предложил нашему правительству из Кремля выехать и оставить его как туристический объект».

Для художника и реставратора Сергея Заграевского Кремль — излюбленный объект. Он уверен, что его территория изучена не более чем на 5%. И даже Федеральная служба охраны, отвечающая за безопасность на этом объекте, мало что знает о том, что скрывается в глубинах Боровицкого холма.

Сергей Заграевский: «Я в свое время по любезному согласию „Музеев Кремля“ был допущен в подвал Успенского собора. И когда мы с главным археологом Кремля Татьяной Пановой с огромным трудом оторвали плиты на полу, к нам тут же прибежало огромное количество господ в штатском. Они были абсолютно потрясены тем, что там что-то есть».

Поговаривают, что у кремлевской охраны есть свои фольклорные предания. Ночные дежурства для нее самые ответственные, ведь иной раз посты проверят сам Иосиф Сталин — точнее, его призрак.

Московский Кремль привлекает пристальное внимание не только историков и археологов, но и разного рода мистиков. В его архитектуре и географическом положении ищут какие-то тайные знаки и закономерности. Называют неким порталом между миром мертвых и миром живых. Полагают, что некоторые обитатели Кремля могут проникать в междумирье, и именно это им позволяет им предвидеть будущее. Якобы, когда вокруг бушует буря, в самом Кремле сохраняется тихая погода. Неизвестно, сколько людей верит в эту чушь, но одно точно: Кремль — исправный поставщик городских легенд.

Ирина Шлионская, автор книги «Тайны и загадки Москвы»: «Есть легенда, что они мальчишками пошли в подземелье, набрели на какой-то скелет. А около скелета лежала книга. Друзья его испугались и убежали, а он эту книгу подобрал, принес домой и стал читать».

Речь идет о Лёве Федотове — школьнике-пророке. Он был другом детства советского писателя Юрия Трифонова. Федотов стал прототипом одного из героев знаменитой трифоновской повести «Дом на набережной». В дневниках, которые Лёва вел с 1935 по 1941 годы, нашли удивительные предсказания.

Ирина Шлионская: «Это было предсказание по поводу начала войны, он угадал с точностью до недели, когда начнется война. Потом ход войны предсказал, что Киев и Минск сдадут немцам, а Ленинград не сдадут».

Сам автор предсказаний погиб на этой войне в возрасте 20 лет. Исследователи феномена Федотова считают, что все эти откровения стали результатом мистического опыта, полученного Лёвой в подвалах и тоннелях старой Москвы, в том числе кремлевских.

Из дневника Льва Федотова: «Сердце у меня бешено колотилось, в груди давило. Эти жуткие подземелья как бы давили на мое сознание, и я чувствовал себя сдавленным и стиснутым не только физически, из-за узкого коридора, но и морально».

Впрочем, не исключено, что Лёва Федотов просто очень внимательно читал советские газеты и оказался не по возрасту прозорливым политическим аналитиком. А о возможности существования тайной системы подземных ходов скептически отзываются даже те, кто должны были первыми на них наткнуться.

Николай Макаров: «Нет, археологи не находят никаких подземных ходов ни в Кремле, ни в других местах».

Пока главная загадка, мучающая археологов на раскопе в Кремле, — куда подевалось два века культурного слоя? Есть слой прошлого столетия, есть времен екатерининской реконструкции, есть уголь пожаров XVI века. И вдруг сразу XIV век. Такие головоломки у ученых вызывают куда больше азарта, чем легенды о таинственных лабиринтах или мифических золотых кладах.