• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Старость не радость

Старость не радость

Сотрудники московского Департамента жилищной политики вручили ветерану Великой Отечественной акт «О незаконном проживании в квартире».

2591
0
Поделитесь этой новостью

Сегодня ветеран Великой Отечественной, 87-летняя Ольга Морозова перечитывала акт «О незаконном проживании в квартире». Документ принесли ей сотрудники московского Департамента жилищной политики, потребовавшие немедленно освободить жилплощадь.

По их словам, Морозова, прожившая в своей двушке полвека, больше там не прописана. А прописана в доме престарелых, куда поехала по совету соцработников и откуда ее полгода отказывались отпускать. Следственный комитет сегодня пообещал провести проверку.

Подробности — у корреспондента НТВ Николая Захарова.

Пенсионерка Ольга Морозова в полной мере познала смысл поговорки «старость — не радость». Особенно, если это старость 87-летней женщины в благоустроенной московской квартире. Именно из нее старушку сейчас и обязывают выселиться. То, что в своей двушке она больше не жилец, заявили столичные чиновники.

Ольга Морозова: «Когда в Советском Союзе я получила квартиру, они мне сказали: это — ваша собственность».

В прошлом году, когда бабушке в очередной раз стало плохо, соцработники убедили ее поехать на лечение в пансионат. Когда пенсионерка захотела покинуть его, женщину удержали, сказав, что, мол, не все процедуры закончены. Уехать из дома престарелых она смогла только на похороны племянника. А вернувшись домой, выяснила: пока она лечилась, соцработники выписали ее из собственной квартиры.

Ольга Морозова: «Этого я не знала. Они меня взяли и прописали постоянно. А я даже и не думала, что они такое сделают. Ну, чего я буду спрашивать, насколько месяцев меня прописыли? Люди порядочные же! Неужели все обманут?»

В пансионате «Коньково» утверждают, что никого не обманывали. По закону, через полгода пребывания здесь человек должен определиться: или он остается навсегда, или уезжает домой. А если пациент не высказал никакого желания, автоматически считается, что он согласился доживать дни в окружении медиков и сиделок. Даже если пенсионер не знал, что должен что-то выбрать.

Борис Емельянов, заместитель директора по медицинской части пансионата: «Если человек получает постоянную путевку, собирается жить здесь постоянно, то, конечно же, он здесь прописывается. И она подписывала заявление с просьбой прописать ее здесь. Но она не производит впечатление человека, который не отдает отчета своим действиям».

В столичном департаменте жилищной политики считают, что закон не нарушен. Женщина жила в пансионате на три дня дольше положенного для принятия решения срока, с выбором не определилась. И она не бездомная, а живет в доме престарелых. Квартира у нее не приватизированная, а значит — отходит государству. Правда, сказано это все было неофициально. А родственники Ольги Морозовой уверяют, что знают, почему это чиновники так рьяно защищают форму закона.

Елена Малыгина, родственница Ольги Морозовой: «Кто-то мне сказал: а что вы хотите? Квартира в хорошем, тихом районе. Хорошая квартира».
Ольга Морозова, пенсионерка: «Поэтому квартира моя им понравилась».

Юристы говорят: конечно, дело сложное, но если подавать иск в суд, шанс выиграть его теоретически существует. Другое дело, что такие разбирательства иногда могут тянуться годами.

Виталий Герцей, адвокат московской коллегии адвокатов: «Бабушка — пожилой человек. Финала судебной драмы она может не дождаться».

Сейчас Ольга Морозова вместе с родственниками собирается обращаться в суд, чтобы там официальным решением ей вернули дом. Но пока в документах ее квартира считается свободной и уже поступила на реализацию. И сейчас 87-летняя женщина, ветеран войны и труда считается «лицом, незаконно занимающим» пусть и еще недавно собственную двушку.