• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

«Красный Крест» против Айболита: суть конфликта

«Красный Крест» против Айболита: суть конфликта

В Эстонии местное отделение «Красного Креста» заинтересовалось детской постановкой о докторе Айболите. Международная организация потребовала убрать с халата персонажа тот самый красный крест, так как прав на использование этого знака у таллинского русского театра нет.

1152
2
Поделитесь этой новостью

Литературному персонажу Айболиту в этом году исполнилось 95 лет. Однако мало кто за все это время задавался вопросом, почему на его белоснежном халате изображен именно красный крест, а не синий, ведь «добрый доктор» — ветеринар. И это несмотря на то, что обе эмблемы — красный и синий кресты — были утверждены еще во второй половине XIX века, а Корней Чуковский написал свою сказку в 1924 году.

Возможно, подмена произошла, когда мультфильмы «Лимпопо» из эпохи черно-белого кинематографа перешли в цветную и крест из черного превратился во всем привычный красный, ведь в Советском Союзе красным крестом обозначали многое, что имело отношение к медицине.

Константин Седов, актер, исполнитель роли доктора Айболита: «Красный крест для доктора Айболита крайне важен. Особенно для детей, которые с детства знают, что, если доктор Айболит, то это красный крест, это борода, это очки. Это то же самое, если Деда Мороза лишить бороды, лишить посоха, а Карабаса-Барабаса побрить наголо и выпустить таким Кощеем Бессмертным».

Но символика «Красного Креста» находится под защитой, поэтому ее использование другими организациями — от аптек до частных клиник и даже служб скорой помощи — запрещено международным законодательством.

В Израиле, например, красный крест и красный полумесяц можно использовать как знаки беспристрастной и безвозмездной гуманитарной помощи только во время боевых действий и чрезвычайных происшествий. Иначе такие обозначения примелькаются и станут обыденными. Еще хуже, когда их используют с вероломной целью.

Галина Бальзамова, пресс-секретарь «Международного комитета Красного Креста» в Москве: «Если военные, например, будут, прикрываясь эмблемой „Красного Креста“, где-то со спины нападать на другую армию, соответственно, доверия к эмблеме больше не будет. И когда придут реальные медики помогать реальным раненым, вполне вероятно, на них будет осуществлено нападение. И это, конечно, страшно».

Но Айболит — не Карабас-Барабас, не Кощей и тем более не вероломный диверсант.

Вадим Колосов, юрист: «Предъявление претензий в связи с содержанием каких-то литературных произведений, в частности, постановок, книг, рисунков, которые являются охраняемыми объективами авторского права, является необоснованным. Европейский суд по правам человека делает толкование, что свобода творчества относится к свободе выражения мнения. В связи с этим ограничивать такую свободу человека недопустимо».

Как оказалось, этот крестовый поход «Красного Креста» в истории не первый.