• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Столетие подписания Версальского договора: споры не утихают до сих пор

Столетие подписания Версальского договора: споры не утихают до сих пор

Сегодня исполняется 100 лет Версальскому договору. Споры вокруг этого документа, официально завершившего Первую мировую войну, даже спустя век не утихают. Есть точка зрения, что последствия договора, подписанного Германией и странами Антанты, оказались разрушительнее самой войны.

5189
2
Поделитесь этой новостью

Уникальные кадры 100-летней давности запечатлели, как очень постановочно открывается окно зеркальной галереи Версальского дворца. Именно она была выбрана местом подписания мирного договора.

В Версаль 30 апреля 1919 года немецкая делегация прибывает, а спустя неделю, 7 мая, французы передают немцам первый проект договора. Премьер министр Франции Жорж Клемансо говорит следующее: «Час расплаты настал. Вы хотели мира? Мы готовы вам его предоставить».

Спустя неделю президент Германии Эберт заявляет следующее: «Пусть отсохнут руки прежде, чем представители Германии подпишут в Версале такой вот мирный договор». То, что произошло 28 июня 1919 года, известно всем.

Карты сохранили границы европейских государств, какими они были до 1919 года. Согласно мирному договору, Германия возвращала Франции Эльзас-Лотарингию и Рурский угольный бассейн. Бельгия получала 3 округа Центральной Пруссии. Часть Западной Пруссии отходила Польше, более того, Польша получала выход к морю. Также немецкими землями прирастали Дания, Литва и Чехословакия. В результате только в Европе Германия теряла 1/8 часть территории и 5,5 миллиона жителей. Нельзя забывать и про германские колонии. Союзники заняли их все: Камерун, Того, Руанда, ЮАР, Новая Гвинея и Самоа.

Жорж-Анри Суту, историк, профессор университета Сорбонна: «Проблема этого договора в его морализаторстве, который обвинял именно Германию в развязывании войны. Но больше всего шокировало немцев, что первый раз в истории, их хотели судить за военные преступления. В договоре был целый список из 800 имен высших руководителей Германии во главе с императором, которые должны были быть выданы и которых нужно было судить».

Ни представителей советской России, ни белогвардейцев, ни эмигрантов, уже осевших на Западе, в Версаль демонстративно не позвали. Первый случай в современной истории — попытка не столько глобального передела мира, сколько создания однополярного мира.

Юрий Жуков, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории: «В Версале и Клемансо, и Ллойд Джордж, и премьер Италии, и премьер Японии знали одно: единого правительства для всей страны нет — ни белых, ни красных, никаких. Поэтому, ну, с кем говорить?»

Вооруженные силы Германии должны были быть ограничены 100-тысячной сухопутной армией. Германии запрещалось иметь боевую авиацию или бронетехнику. Но главное — это выплата репараций: 269 миллиардов золотых марок или 100 тысяч тонн золота. К слову сказать, с приходом Гитлера к власти выплаты прекратились, возобновились лишь в 1953 году, а последний транш в размере 70 миллионов евро правительство Ангелы Меркель выплатило лишь 9 лет назад. Зачем нужно было такое издевательство? Не лучше было бы просто заставить немцев сдаться? Зачем нужен был такой вот унизительный мир?

Дирк Берг-Шлоссер, профессор Магбургского университета имени Филиппа: «После окончания Первой мировой войны не было тотальной капитуляции. Хотя Германия и признала поражение, но она не была оккупированной страной. К тому же (и это главное!) среди союзников не было единства по вопросу того, как должна была быть закончена война. Американцы стремились к заключению соглашения или к примирению, а французы и англичане были заинтересованы лишь в том, чтобы унизить Германию, взять некий реванш».

Самое потрясающее, что вопрос о капитуляции задавался в ноябре 18 года маршалом Петеном, командующим французской армии. Он готовил наступление, которое должно было закончиться взятием Берлина. Но для лидеров Франции, США и Англии это было нежелательно, так как они считали, что это недемократично. А в 1919 году, увидев текст договора, командующий войсками Антанты маршал Фош воскликнет: «Это не мир, это перемирие лет на 10!» История показала, что он оказался прав с точностью до двух месяцев и двух дней. Жажда реванша — вот что засело в голове у каждого немца.

Юрий Жуков, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории: «Они не понимали, как они, не проиграв войну, оказались побежденными. И вот это изначально породило нацистскую партию, а потом следующую войну».

И вроде как все красиво начиналось — Версаль, роскошь нищей послевоенной Европы, подписанный мир, создание Лиги наций. Союзники считали себя большими либералами и были уверены в установлении раз и навсегда нового демократического порядка. Только вот когда проигравших без всяких переговоров ставят перед унизительным фактом, о настоящей демократии можно забыть.