• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Крушение Sukhoi Superjet: хроника трагедии

Крушение Sukhoi Superjet: хроника трагедии

МАК начал расшифровку параметрического самописца с разбившегося Sukhoi Superjet 100. На данный момент известно, что вскоре после вылета лайнер, следовавший в Мурманск, попал в грозу, после чего автоматика на его борту отказала.

7866
2
Поделитесь этой новостью

В 18:02 самолет вылетел. Уже через несколько минут на высоте 2100 метров в самолет попала молния, после чего, по словам пилотов, перестали работать некоторые электронные системы.

В 18:11 командир зафиксировал проблемы с радиосвязью, он не мог четко слышать диспетчера, и сам не понимал, слышат ли его. Запросил посадку.

В 18:25 появился код «7700» — это значит, что экипаж объявляет об «аварийной ситуации». Самолет зашел на небольшой круг, после чего направился в сторону посадочной полосы Шереметьево.

Через пять минут, в 18:30, самолет был уже на полосе. Жесткое соприкосновение с землей, машина отскочила от земли в небольшую фазу полета, а потом снова оказалась на полосе. Не выдержали шасси, пробит банк с горючим, начался пожар. Керосин сначала попал на раскаленные двигатели, после чего появился открытый огонь.

Перегрузка при приземлении, объясняют специалисты, была вызвана тем, что баки с топливом были практически полные. Но возникает вопрос — была ли возможность израсходовать керосин, зайдя на несколько дополнительных кругов, и снизить общий вес самолета для посадки.

Андрей Литвинов, пилот первого класса: «Летать было нежелательно, чтобы вырабатывать топливо. Так как такой отказ, который произошел после попадания молнии, он мог развиваться дальше. Могли неприятности развиваться гораздо быстрее, чем это бы хотелось. Поэтому экипаж сделал все, что можно было сделать в этой ситуации. Они все-таки прилетели на аэродром и сели, но сели не так, как бы хотелось».

Командир судна Денис Евдокимов, сообщили в «Аэрофлоте», — опытный пилот, всего 6800 часов налета, из них почти 1500 — на Superjet. Сам он рассказал, что после ЧП в воздухе ему тяжело было ориентироваться при общении с диспетчерами.

Денис Евдокимов, пилот Sukhoi Superjet 100: «Из-за молнии у нас произошла потеря радиосвязи. Несколько слов получалось сказать, потом связь пропадала».

Системы громоотводов на лайнерах существуют давно, и в подавляющем большинстве случаев попадание молнии заканчивается бесследно. Но в этот раз, по версии пилотов, это отразилось на работе бортовой электроники.