• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Замужем за монстром: как семейные гнезда превращаются в камеру пыток

Замужем за монстром: как семейные гнезда превращаются в камеру пыток

История о том, как подмосковный Отелло из ревности отрубил руки собственной жене, потрясла общественность. Куда бежать, где спасаться и у кого искать защиты от семейного монстра, когда от любви до преступления всего один шаг, а ячейка общества превращается в настоящую камеру пыток?

30237
11
Поделитесь этой новостью

Маргарита, на своей страничке в соцсети изображавшая семейную идиллию, стала жертвой мужа-садиста. Обезумевший от ревности Дмитрий отвез свою жену в лес и, пытаясь добиться признаний в измене, топором отрубил ей кисти обеих рук. Выяснилось, что карамельная картинка семейной жизни, которую Маргарита так отчаянно пыталась нарисовать, не имела никакого отношения к жуткой реальности, в которой женщине приходилось жить. Возникает вопрос: почему она все это терпела, почему не обращалась за помощью, не звонила в полицию? Оказывается, и обращалась, и звонила.

Один на один со своим семейным монстром рискуют оказаться и другие женщины, чьи семейные гнездышки, выглядящие такими милыми и уютными, на самом деле представляют собой самую настоящую камеру пыток.

В то утро Дмитрий отвез детей в садик, а потом предложил подбросить жену до работы, но вместо этого свернул в лес, волоком потащил Риту подальше от дороги. Топор подготовил заранее, повалил девушку на снег и стал рубить палец за пальцем сначала на правой руке, потом на левой. Так он пытался добиться признания в измене. Чтобы любимая жена и мать его детей не умерла от потери крови, садист предусмотрительно купил в аптеки жгуты и перетянул руки выше запястья. Соседи, которые знают пару Грачёвых не один год, пребывают шоке и отказываются в верить в случившееся.

Нина Плаз, соседка Маргариты Грачёвой: «Тихий омут… Не знаю, чертей не видели. Димка… С самого рождения прекрасный молодой человек, тактичный, вежливый, всегда здоровается. Не пьяный, не курил. Он очень тактичный».

Надежда, соседка Маргариты Грачёвой: «Я не могу в себя прийти. Он не похож на такого, очень порядочный».

Да и как поверить, глядя на фото семейной идиллии в соцсетях? Рита и Дима вместе со школы, друг в друге души не чаяли, двое прекрасных детишек, мечтали родить третьего, взять ипотеку. О том, что происходило за наглухо закрытыми дверями на самом деле, рассказала мама Маргариты, которая теперь днюет и ночует в больнице у постели беспомощной дочери.

Инна Шейкина, мать Маргариты Грачёвой: «Были избиения. Он увозил ее в лес, возил на детектор лжи, изрезал пальто, паспорт».

Красавицу-жену, к тому же куда более успешную, чем он, грузчик Дима ревновал к каждому столбу, караулил у работы, проверял телефон. Месяц назад он даже устроил Рите проверку на детекторе лжи, но и этого ему показалось мало.

Инна Шейкина: «Он угрожал, калекой обещал сделать, приставлял нож к горлу и в бок. Было видно, что он неуравновешенный. Было видно, что характер сложный».

Детям сказали, что мама попала в аварию. Риту уже перевели из реанимации. Стоит заговорить о некогда любимом муже, ее начинает бить дрожь.

Инна Шейкина: «Она говорит: так нельзя было делать, ведь так же нельзя было делать. Она очень боится. Она просто не представляет, как она будет жить».

Главный врач 71-й больницы показывает, как сейчас выглядит левая рука Риты, а так было до 10-часовой операции.

Александр Мясников, главный врач больницы №71: «Поверьте, я был на войне в Африке, много чего видел, но на эти фотографии смотреть даже мне было трудно, надо было собраться с силами».

Истекающую кровью жену Дима привез и бросил у дверей травмпункта в Серпухове. Оттуда ее на скорой повезли в Москву. Правая рука была похожа на кровавое месиво, ее спасти не удалось. А левой не было. Маргарита, теряя сознание, успела описать место, где ее пытал муж. Сотрудники полиции нашли отрезанную кисть и передали врачам. Хорошо, что она лежала в снегу и ткани не начали отмирать.

Александр Мясников: «Левая кисть тоже была разбита на несколько частей, но когда по нашей просьбе съездили и ее подобрали, мы смогли восстановить сначала левую кисть, а потом имплантировать ее на руку, что было тоже необычайно трудно».

Пока неясно, приживется ли кисть. Язык не поворачивается сказать, что Рите повезло, но, глядя на кадры из Нижнего Новгорода, можно сказать, что она еще легко отделалась. Другой благородный отец семейства Олег Белов с шокирующим спокойствием показывал следователям, как сначала убил беременную жену, а потом и шестерых малышей, чтобы молчали. Жена Белова много раз просила полицию защитить ее от мужа-садиста, но от нее просто отмахнулись.

И мама, и подруги Риты говорят, что она тоже звонила в полицию, но участковый провел беседу и на этом посчитал свой долг выполненным.

Ольга Зоткина, подруга Маргариты Грачёвой: «Агрессивный был, одежду ее портил и рвал. Не просто так она хотела развестись. Она обращалась в полицию. Он самоутверждался своей агрессией».

Депутат Оксана Пушкина — одна из немногих, кто пытался не допустить принятия год назад закона о декриминализации побоев. Не получилось. Согласно новому закону, если муж избил жену впервые, уголовная ответственность ему не грозит, максимум штраф до 30 тысяч рублей или административный арест на 15 суток.

Лиля 6 лет провела в настоящем домашнем аду. Муж почти каждый день отрабатывал на ней удары — сломал руки, пальцы, ребра, держал ее и четырех детей в квартире как заложников. Изверг, который сотворил с ней такое, и сейчас на свободе, поэтому женщина прячется в одном из реабилитационных центров и продолжает жить в вечном страхе, что он найдет, отомстит, заберет детей. Говорит, терпела так долго, потому что таким, как она, бежать попросту некуда.

А если женщина дает отпор, то не муж-деспот, а она может оказаться на скамье подсудимых. Как это случилось с Натальей, а ведь она не забитая домохозяйка, успешный юрист. Когда муж в очередной раз начал ее колотить и пытаться столкнуть с балкона, Наташа ударила его ножом. Несмотря на синяки и ссадины, полицейские отказывались признавать, что это была самооборона. В итоге Наташе грозит 6 месяцев исправительных работ. Мужу-тирану — ничего.

Как отмечаеткорреспондент Юлия Шатилова, на этой необъявленной войне не рвутся снаряды, не свистят пули, но жертв от этого не меньше. Это не укладывается в голове, но от рук собственного мужа каждый час погибает одна женщина. Получается, что за год кухонных боев потери сравнимы с 10 годами войны в Афганистане.