• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    К культовому фильму сделают ремикс

    В Москве приступили к съемкам фильма, который 20 лет назад буквально встряхнул советский кинематограф.

    3731
    0
    Поделитесь этой новостью

    В Москве приступили к съемкам фильма, который 20 лет назад буквально встряхнул советский кинематограф. Режиссер Рашид Нугманов снимает на «Мосфильме» продолжение «Иглы». Ленты, ставшей культовой, в том числе благодаря песням группы «Кино» и исполнителю главной роли — Виктору Цою.

    В «Игле-2» актерский состав прежний, причем в полном составе, а Цоя вернут на экран современные технологии. Корреспондент НТВ Константин Гольденцвайг с тревогой отправился на съемочную площадку, чтобы узнать, как это будет.

    На первый взгляд кажется, тут и впрямь хотят дважды войти в одну воду. Пётр Мамонов, он же врач-наркодилер в легендарной «Игле», с мимической точностью копирует себя самого 20-летней давности. Для такого киновоскрешения важен каждый сантиметр.

    Но все-таки это, уверяет режиссер Нугманов, не копия и не ремейк, а ремикс его же фильма. Раз сами авторы, значит, сами делаем, что хотим.

    Рашид Нугманов, режиссер: «Когда берется оригинальная запись, именно запись, она не переигрывается, к ней добавляется новый материал».

    Старый материал — это сам фильм «Игла» в блеклом зерне пленки «Свема» и ритмах группы «Кино». Дерзкая, как то время, история несгибаемо неподражаемого певца и борца с нарокомафией Виктора Цоя. Кумир поколений и перестройки изрекал в кадре такое, что и сейчас звучит актуальнее некуда.

    Свежие краски уже из второй «Иглы», те же актеры, запечатленные заново. Плюс архивные, снятые, но не вклеенные тогда в фильм кадры. И, наконец, сам лидер группы «Кино» в новом обличье — рисованном.

    Дмитрий Мишанин, художник: «Некоторые техники выполнены в стиле графити, другие будут выцарапаны иглой, третьи сделаны в виде японской акварели. То есть это будет совершенно разнообразный Виктор».

    Но и прежний не то поющий, не то слагающий слагаемые эпохи тоже будет.

    Тогда, в 89-м, впервые и супергероями, и соавторами советского кино стали сплошь персонажи из андеграунда, официально числившиеся в котельных, сторожевых будках и дворницких, а реально — горланившие из каждого магнитофона. От этого окончательного выхода из подполья в свет до нелепой гибели Виктора Цоя прошло всего полтора года. 20 лет спустя его друзья уже в новой версии фильма «Игла» будто стараются наверстать упущенное.

    Марина Смирнова, актриса: «Я вчера поймала себя на мысли в гримерной, когда меня гримировали, что 20 лет прошло, его уже нет, а меня тут наряжают все для того же фильма. Мне немножко странно стало».

    За 19 лет со дня его смерти каких еще только перемен не получали их сердца. Марина Смирнова, тогда утвержденная на главную роль по дружбе с Цоем, стала ведущей на питерском радио. Самый смелый из молодых режиссеров Рашид Нугманов отечественное кино променял на французскую жену. А главный хулиган советского рока Пётр Мамонов стал трезвенником и отшельником, остепенился, воцерковился, часто жалеет и об отснятом, и о содеянном.

    Пётр Мамонов, актер: «Вот и вся задача. Кому-нибудь было хорошо, что я сегодня день прожил? Или я только себе, дай, дай, дай? Общество потребления. В переводе со славянского языка, это слово означает „истребление“».

    Друзья говорят: останься Цой в живых, в стране, возможно, было бы другое кино, обходилось бы без ремиксов, что в фильмах, что в эпохах. Хотя, как поют последователи музыканта, свобода — это то, что у тебя внутри.

    Рашид Нугманов: «Никаких у меня проблем в душе нет, потому что Виктор Цой жив. И мы докажем это нашей картиной».