• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 2532
    • 0

    Десять лет после победы

    Десять лет после победы
    • Десять лет после победы
    • Дело об обмане семьи Баталова: суд отказался арестовывать актрису Дрожжину
    • Макрон против Эрдогана: тонкости конфликта между Францией и Турцией
    • В России начал действовать всеобщий масочный режим
    • Как проводили в последний путь Ирину Скобцеву
    • «Он моя половина»: как Овсиенко влюбилась в бывшего бандита
    • Доктор Мясников объяснил, почему мировые лидеры легко переносят COVID-19
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • «Я родила отвратительных людей»: Светличная считает, что сын сживает ее со свету
    • Брошенная Гогунским дочь заработала на дом и квартиру
    • Снова мальчик: у Подольской и Преснякова-младшего родится второй сын
    • Звезда «Обитаемого острова» Василий Степанов живет на пенсию по инвалидности
    • Продление ограничений в Москве
    • Алиев: Азербайджан занял больше 100 населенных пунктов в Карабахе
    • В Ленобласти сотрудники почты навязывали пенсионерам ненужные консервы и журналы

    В Дагестане вспоминают события августа 1999 года — вторжение боевиков Басаева и Хаттаба.

    Поделитесь этой новостью

    В Дагестане вспоминают события августа 1999 года — вторжение боевиков Басаева и Хаттаба. Власти республики не исключают, что накануне знаковой годовщины гуманитарная ситуация в республике обострится.

    Во время нападения первыми, кто встал на защиту своей земли, были местные жители — добровольцы, однако до сих пор они не признаны участниками боевых действий.

    Репортаж корреспондента НТВ Руслана Гусарова.

    В августе 1999 года он был бойцом Махачкалинской интербригады ополченцев. Его зовут Магомед Хадулаев. Но здесь в селе Алак Ботлихского района Дагестана он больше известен под прозвищем Афганец.

    В разгар боев за гору Ослиное ухо рядом с Ботлихом военные долго не могли выяснить, где находятся временные склады боеприпасов боевиков. Но это удалось афганцу-танкисту Хадулаеву. Он попросил у командования танк, провел разведку и вместе с другими ополченцами под огнем вражеских минометчиков сумел лично уничтожить два склада, замаскированных в пещерах.

    В 30 километрах от Ботлиха находятся села так называемого Андийского участка. В дни войны это было одно из самых опасных направлений. Здесь практически не было войск, только лишь 20 дагестанских милиционеров. Поэтому жителям сел Анди, Гунха, Гагатли, Риквани, Ашали и Зило пришлось сами организовать оборону против крупного, мощного отряда боевиков Ширвани Басаева.

    Андийцы вели реальные боевые действия, понесли потери, но не пропустили боевиков в глубь республики и не позволили им отрезать от Дагестана сразу три района. Спустя десять лет андийцы уже не ждут от властей обещанных во время боевых действий компенсаций за проданный скот и приобретенное оружие. Но как ополченцы, которые массово приняли участие в самых настоящих боях, они требуют лишь одного — чтобы их официально признали участниками боевых действий.

    Камиль-Паша Давлатов, глава администрации села Гагатли Ботлихского района Дагестана: «Мы даже не знаем, что будет, если мы все же станем участниками боевых действий. Не знаем, что получим. Мы на это даже и не надеемся. Мы просто хотим справедливости — мы же были участниками этих боевых действий!»

    После разгрома в 1999 году экстремисты изменили тактику, и сегодня в Дагестане уже нет масштабных боестолкновений, но идет настоящая диверсионно-террористическая война. Однако, несмотря на трудности сегодняшнего времени, большинство бывших ополченцев в случае повторения угрозы вновь готовы взяться за оружие и защитить Дагестан.

    Магомед Хадулаев, заместитель председателя Российского союза ветеранов Афганистана, в 1999 г. — участник боевых действий в Дагестане: «Басаев за меня цену объявлял. Наши ребята, афганцы, в переговоры вступали. Когда им сказали цену, они ответили: ты в два раза умножь хотя бы — половину жене отдадим, половину сами разделим. Такая тема была, да. Где Басаев сейчас, а где Дагестан. Вот и вся история».