• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

К стройке на Эльбрусе присоединились журналисты

К стройке на Эльбрусе присоединились журналисты

На высочайшей горе Европы началось возведение убежища, где в случае непогоды смогут укрыться туристы.

2196
0
Поделитесь этой новостью

На высочайшей горе Европы началось возведение убежища, где в случае непогоды смогут укрыться туристы. К строительству присоединилась и съемочная группа НТВ. В течение нескольких недель журналисты готовились к подъему и, наконец, совершили восхождение на Эльбрус. Корреспондент НТВ Юрий Кучинский доставил к строительной площадке инструменты.

Одно из многих имен Эльбруса — балкарское Минги-Тау — означает «вечная гора». Звучит привлекательно для рекламных проспектов турфирм. Можно написать, например: «вечная гора ждать не будет». Кажется, что под таким слоганом и продаются тысячи путевок с обещанием доставить человека на высочайшую вершину Европы. Спускать его обратно часто приходится спасателям.

Сергей Веденин, спасатель эльбрусской поисково-спасательной службы: «Часто люди приезжают на несколько дней, потому что очень захотелось. Это очень плохо, потому что на высоте первым отказывает мозг, человек просто перестает нормально соображать».

По спортивно-медицинским нормам советских времен на подготовку к восхождению отводился 21 день. Все это время будущий покоритель должен просто привыкать к Эльбрусу, потихоньку ходить по соседним горам, акклиматизироваться, настраивать организм на тяжелую физическую нагрузку при недостатке кислорода.

Но сегодня мало кто готов потратить весь отпуск на то, чтобы один раз подняться на вершину. Каждый день на Эльбрус пытаются взойти десятки, а то и сотни людей, не готовых ни физически, ни морально.

Анастасия Тырсикова, инструктор: «Одно из самых мудрых и сложных решений в альпинизме — это пойти вниз, повернуть. Другими словами, как только портится погода или ухудшается состояние, нужно идти вниз».

Три года назад на Эльбрус отправилась группа из 12 человек, и лишь один из них принял мудрое решение, адекватно оценив свои силы и погоду, — развернулся на середине пути. Остальные попали в туман и замерзли насмерть. Много людей гибнет на Эльбрусе.

В альпинистском сообществе родился проект спасательной хижины на седловине двуглавой горы. Это одно из самых опасных мест, но попадают сюда все, кто поднимается на Эльбрус, — через седловину ведут тропы к обеим его вершинам. Высота 5300 метров над уровнем моря — уже очень серьезное испытание для организма. А если оказаться здесь в штормовую погоду, выжить без укрытия практически невозможно. Хотя даже сами строители настойчиво предупреждают: гораздо важнее то, что скрывается под другим куполом.

Дмитрий Гурьянов, автор идеи строительства спасательной хижины на Эльбрусе: «Я сейчас скажу ужасную вещь. Мне кажется, что наличие хижины не повлияет на количество летальных исходов. Если человек вышел в непогоду, он сам виноват».

Запорошенная снегом палатка, вмерзшие в сугробы вещи. Четверо участников экспедиции не успели спуститься до того, как туча накрыла седловину. Ждать хотя бы маленького окна в сплошной пурге им пришлось почти 5 дней. Все это время каждые 2 часа палатку приходилось откапывать из-под снега.

Проспишь вахту — сугроб накроет с верхом и похоронит всех, кто внутри. Обычные туристы, идущие на Эльбрус, палатки на седловину не берут вообще, это лишний груз, ведь ночевок здесь вроде бы не предусмотрено. Только погоде не прикажешь.

Альпинист: «Ночью температура опускается до минус 15–20 градусов, а днем в майке можно ходить. Резко холодает, как только солнце уходит».

Пока готовился проект хижины и вся эта экспедиция, наступил кризис. Некоторые спонсоры разорились, некоторые сократили объем своей помощи. Вышло так, что работать строителям придется буквально за идею и еду.

Бюджета не хватило даже на то, чтобы оплатить им дорогу в Приэльбрусье. Но главное — под вопросом остается вертолет, который должен доставить материалы наверх. Без него замысел может оказаться неподъемным даже для людей, которые долго готовились к этой работе.

Теперь становится понятно, что «цветочки» закончились. Даже сами инструменты, которые приходится нести наверх, говорят о том, что началась настоящая каторга.