• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

В Польше заявили о «тайной» беседе Туска с Москвой в день смоленской катастрофы

Министр обороны Польши Антони Мачеревич рассказал о том, что в день авиакатастрофы под Смоленском, экс-премьер страны Дональд Туск провел «тайную» беседу с Владимиром Путиным, занимавшим в то время пост премьер-министра России, и Сергеем Шойгу, который был тогда главой МЧС.

20321
5
Поделитесь этой новостью

По словам Мачеревича, в распоряжении его ведомства имеется видеозапись, подтверждающая, что вечером 10 апреля 2010 года Туск встречался с представителями России, которые уже знали о содержании черных ящиков и деталях авиакатастрофы.

При этом Мачеревич заявил, что то, о чем говорилось на встрече, противоречит выводам, озвученным впоследствии МАК, передает РИА Новости.

Антони Мачеревич: «Ключевым моментом является то, что тогдашний разговор Путина и Шойгу противоречит выводам МАК и комиссии (экс-главы МВД Польши Ежи) Миллера. Демонстрирует совершенно иной ход трагедии».

Так, по словам Мачеревича, в разговоре Путина, Шойгу и Туска, не было ни слова о столкновении с березой, которую Ту-154 задел крылом. Хотя, по версии МАК, озвученной спустя девять месяцев после катастрофы, именно это привело к разрушению левого полукрыла самолета и его крушению.

Министр обороны Польши пообещал, что в скором времени запись «секретных» переговоров будет обнародована.

Напомним, самолет Ту-154 президента Польши Леха Качиньского в 2010 году потерпел крушение при заходе на посадку в аэропорту Смоленска. На борту находились 96 человек, летевших на траурные мероприятия в Катыни. Все они погибли. По итогам первого польского расследования было установлено, что причиной крушения стал запоздалый уход на второй круг и чрезмерное снижение в условиях тумана.

15 сентября этого года замглавы комиссии по расследованием авиакатастрофы Казимеж Новачик заявил, что самолет начал разрушаться еще в воздухе. По его словам, комиссии удалось установить, что с польского регистратора, установленного на воздушном судне, исчезли три секунды записи, а с российского — пять. Информация о сигнале неисправности двигателя содержалась именно в вырезанной части.