• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Пермь: хроника трагедии

    Пермь: хроника трагедии

    На сайте Международного авиационного комитета опубликован документ, появления которого восемь месяцев ждали специалисты и родственники погибших в авиакатастрофе пассажирского «Боинга».

    3637
    0
    Поделитесь этой новостью

    На сайте Международного авиационного комитета (МАК) опубликован документ, появления которого восемь месяцев ждали специалисты и родственники погибших в авиакатастрофе пассажирского «Боинга» в Перми. На 168 страницах подробно описаны причины, которые привели к страшной трагедии в сентябре прошлого года.

    К обнародованным ранее фактам об ошибках в пилотировании и наличии алкоголя в организме командира экипажа, добавился еще один: свидетельство погибшего пассажира. Незадолго до взлета он успел отправить другу тревожное СМС-сообщение.

    Корреспондент НТВ Владислав Сорокин ознакомился с выводами экспертов.

    Сразу после катастрофы эксперты осторожно предполагали: причина трагедии — человеческий фактор или техническая неисправность. А оказалось — и то и другое. Сразу несколько роковых совпадений произошли за время полета «Боинга» из Москвы в Пермь.

    Дефект автомат тяги — это такой авиационный круиз-контроль — сам по себе не страшен. Но это добавило работы летчикам на посадке. Потом, по информации из «черных ящиков», станет ясно: в последние полчаса пилоты явно не контролировали ни себя, ни самолет.

    Из отчета Комиссии по расследованию: «В 23:08:55 второй пилот попросил командира взять управление: „Возьми, возьми, возьми!“, очевидно, понимая, что он сам не справляется с управлением самолетом. Однако и КВС к этому моменту также находился „не в образе полета“ и не был готов взять управление: „Да что возьми, (нецензурное выражение) я же тоже не могу!“»

    Окончательный вывод комиссии: основная вина лежит на пилотах. Но косвенно ответственны и те, кто сформировал такой экипаж. И командир, и второй пилот раньше летали только на Ту-134, а там все другое — и устройство, и панель управления. На «Боинге» командир налетал всего 400 часов. Второй пилот — в два раза меньше.

    Из отчета комиссии: «К командиру воздушного судна, имеющему малый опыт работы в этой должности, был назначен второй пилот, имеющий малый опыт работы на данном типе воздушного судна. По мнению независимых экспертов-психологов, при комплектовании экипажа также не были учтены психологические особенности личностей пилотов».

    Другими словами, командир на роль командира не подходил. Плюс никто из пилотов не проходил специальную подготовку по выводу самолета из сложных пространственных положений. Как раз такая и возникла при заходе на посадку: ночь, облачно, экипаж не понимает диспетчера и, наоборот, бортовой компьютер выдает, как потом окажется, неправильные координаты — отклонение на четыре километра.

    И вот итог — командир экипажа резко тянет штурвал до упора влево, самолет уходит в штопор, и через девять секунд на скорости почти 500 километров в час врезается в землю.

    Рубен Есаян, начальник летно-испытательного центра НИИ гражданской авиации: «Подготовка экипажа была на очень низком уровне. У этого командира второй пилот должен был быть высокой подготовки и с большим налетом на этом самолете в качестве второго пилота. Потому что чуть только осложнились условия захода, стали давать условия захода с другим курсом — и в экипаже началась полная неразбериха».

    Когда проводилась экспертиза останков по ДНК, в мышцах командира экипажа медики нашли алкоголь. В расследовании комиссия МАК также учла СМС-сообщение: «Совершенно пьяный человек». Так о капитане «Боинга» написал один из пассажиров.

    О том, мог ли капитан сесть пьяным за руль и мог ли врач выдать ему разрешение, эксперты продолжают спорить. Будь командир совершенно трезвым, повел бы он себя по-другому в экстремальной ситуации или все равно не хватило бы опыта? Этого уже никто никогда не узнает.